2014-2

  • 2014 - №2 (4)

    Критика, обзоры и рецензии

    Елена Крюкова. Сказка и Правда

    Валерий Барановский. Мучительные поиски гармонии

     

    Проза

    Алена Жукова. Мадам Дубирштейн

    Михаил Спивак. Плата за выигрыш

    Михаил Блехман. Книга в розовом переплете

     

    Поэзия

    Лилия Скляр. Дедушка Ушер

     

    Публицистика, очерки, эссе

    Светлана Мигдисова. Монреаль творческий

     

    Русская словесность

    Марина Слуцкер. Даль свободного романа

     

    Для детей и юношества

    Катерина Терещенко. Щас

     

    Юмор и сатира

    Анатолий Спивак. Олимпий

     

    Журнальная полка

    Альманах «Порт-Фолио»

  • Алена Жукова. Мадам Дубирштейн

    Никто из нынешних жильцов дома номер 5 по улице Тенистой не знал имени одинокой старухи, занимавшей семнадцатиметровую комнату в коммунальной квартире Каблуковых. К тому времени это была уже последняя не расселенная квартира в приличном, хоть и старом доме, стоящем в окружении ведомственных построек. Район считался престижным. Из окон верхних этажей можно было увидеть море, которое отделяли от неба стоящие на рейде корабли.

  • Альманах «Порт-Фолио»

    Международный литературный альманах «Порт-Фолио», учрежденный монреальскими литераторами, является одним из старейших – если не самым старым – из ныне существующих в Канаде и США литературных изданий на русском языке.

  • Анатолий Спивак. Олимпий

    Подвела меня в тот раз любознательность. Решил я посмотреть, как работает форсунка стеклоомывателя моей старенькой машины, и струя едкой «незамерзайки» угодила мне в глаз. Промыть бы его проточной водой, но таковой рядом не оказалось, да и ехать надо было по делам…

  • Валерий Барановский. Мучительные поиски гармонии

    Тут можно было бы ограничиться констатацией факта: перед нами совершенно очевидно бестселлер. «Дуэт для одиночества», будучи хорошо, в духе оригинала, переведенным на английский, получил бы в Америке, Австралии или, скажем, Канаде, где живет автор, Алена Жукова, пишущая, однако, на родном языке, не меньшую популярность, чем романы выдающихся, чутко схватывающих читательскую конъюнктуру, прекрасных беллетристов Даниэлы Стил или Стивена Кинга, продолжите этот ряд сами.

  • Елена Крюкова. Сказка и Правда

    О книге Алены Жуковой “К чему снились яблоки Марине”

    Жизнь наша – крепкий замес реальности и ирреальности.

    Смешение ужаса и очарованья. Жесткости безусловной истины – и сверхъестественной нежности удивительной выдумки, балансирующей на острой, безумной грани бытия-небытия.

  • Катерина Терещенко. Щас

    Ты не знаешь, кто такой Щас? Он тебе случайно не попадался? Послушай, если ты его видел, не мог бы ты нарисовать его? У тебя ведь есть карандаши! Мне очень нужно знать, как он выглядит сейчас. Я когда-то был близко знаком с ним, но потом прогнал его... Мне очень нужно его найти. Я тебе все объясню, и, уверен, ты поможешь мне.

  • Лилия Скляр. Дедушка Ушер

    (Зарисовка по памяти)

    Я помню, суровые нитки дед склеивал хозяйственным мылом,
    которое, словно жёлто-янтарная по смычку канифоль,
    по натянутым туго нитям ходило:
    вдоль, вдоль, вдоль.
    А после он щурился не видящим глазом правым,
    а левым прицеливаясь, липкую нитку в большую иголку вдевал,
    острым шилом прокалывая подошву валенок старых,
    латал их, латал, латал.

  • Марина Слуцкер. Даль свободного романа

    Поэт и критик Аполлон Григорьев сказал однажды: «Пушкин — наше все». Мы повторяем эту фразу, не задумываясь порой, насколько действительно сильным было влияние его творчества на умы современников. В начале XIX века, когда выходили главы «Евгения Онегина», в журнале «Библиотека для чтения» писали так: «Пушкина читают во всех закоулках русской империи, во всех слоях русского общества. Всякий помнит наизусть несколько строф».

  • Михаил Блехман. Книга в розовом переплете

    Без этой книги теперь уже невозможно обойтись.

    Кто-то спросит: что в ней особенного? Или вообще — ну что в ней? Впрочем, это не вопрос, это у них, у кого-то, такой ответ. Я же не спрашиваю, вернее не отвечаю: как вам удаётся обходиться без неё? А вот мне, оказывается, без неё — никак.

  • Михаил Спивак. Плата за выигрыш

    Холод продирал до костей. Выл ветер, колючими волнами налетая на уцелевшие после неприятельского артобстрела постройки. На фронте наступила оперативная пауза, и только на отдельных участках время от времени раздавались одиночные выстрелы.

    Шёл январь 1945 года. После упорных боёв советские войска пополнялись живой силой и техникой. Командование готовило наступательную операцию в Восточной Пруссии, а бойцы тем временем коротали минуты затишья.

  • Светлана Мигдисова. Монреаль творческий

       У меня нет сомнений по поводу того, что Дух Творчества живет в Монреале. Трудно сказать, когда он здесь поселился, но то, что он не покидает этот город на протяжении многих десятков лет – факт бесспорный. Видимо, с этим связано и то, что один из центральных кварталов города назван Кварталом представлений. В него входят Площадь Искусств, Артистический бульвар, Фестивальная площадь и Площадь Симфонического оркестра. На его территории располагаются основные концертные и театральные залы, музеи. Именно здесь круглый год проходит большинство городских фестивалей международного уровня. Духу Творчества, вероятно, нравится такое внимание к собственной персоне, и в ответ он щедро награждает своих служителей.

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com