Апельсиновый и апельсинный

Апельсиновое дерево. То самое дерево, которое дает сочные, ароматные плоды с мягкой оранжевой кожурой, апельсины. Кстати, апельсин-то он апельсин, но... отчасти яблоко! Дело в том, что немецкое apfelsine образовано из двух слов — apfel (яблоко) и sine (Китай), то есть китайское яблоко.

Теперь прилагательные. Их и правда два: апельсиновый и апельсинный. Всего два, а разобраться не так-то просто. Вроде, значат они одно и то же, и «апельсиновый» и «апельсинный» — оба имеют отношение к апельсину. Но эти прилагательные были разобраны существительными, распределены между ними и выступают с ними исключительно попарно. Например, дерево — апельсиновое. Цвет — апельсиновый. А вот корки — апельсинные.

Кстати, с мандарином та же история, абсолютно та же. Мандариновое дерево, мандариновый цвет, даже джем мандариновый, а вот корки — мандаринные. И если апельсин — это немного яблоко, то мандарин — это немного... апельсин! Французское mandarin восходит к испанскому naranjamandarina — апельсин для мандарина (а «мандарином» в феодальном Китае называли крупного чиновника). То есть мандарин — это такой чиновничий апельсин. Поэтому неудивительно, что с прилагательными оба слова ведут себя одинаково.

По тем же правилам существуют в русском языке прилагательные от слова «ананас»: ананасный и ананасовый. Ананасовый цвет, ананасовый джем, но кожура — ананасная.

Одно только стоит заметить: правила-то негласные, в словарях у этих прилагательных равные права. Но это — в словарях.


Баба-яга

Баба-яга – злая старуха-колдунья в русских сказках. Но за этим лаконичным определением целый мир. Все дети (а также бывшие дети, нынешние взрослые) отлично знают, что умеет Баба-яга, она же просто Яга. Колдует, летает в ступе, живет в лесу, в избушке на курьих ножках, окруженной забором из человеческих костей с черепами. Заманивает к себе добрых молодцев и маленьких детей, зажаривает их в печи… Впрочем, не все так однозначно плохо, ведь Баба-яга может выступать еще и как дарительница (она дарит герою сказочного коня либо волшебный предмет).

Почему она «баба» - понятно, но что такое «яга»? Этимологические словари честно признают: происхождение Бабы-яги  очень трудно установить. Есть несколько версий. Считается, что этот персонаж восходит к так называемым «бабам-чародеицам», с которыми на Руси в древние времена церковь вела ожесточенную борьбу. А между тем, это могли быть вполне безобидные старые женщины, которые главным образом занимались знахарством. Дело в том, что этимологически слово «яга» тождественно древнерусскому «язя» (яза) – «немощь, болезнь». Слово «язя» есть в памятниках, начиная с XI века, но потом, с течением времени, оно вышло из употребления, хотя в некоторых других славянских языках сохраняется. По этой версии, «яга» – слово вполне безобидное. Более того, полезное, ведь Баба-яга помогала людям, лечила их, как могла.

Есть и другие предположения. Так, на языке коми слово «яг» означает бор, сосновый лес. Баба - это женщина (нывбаба - молодая женщина). Выходит, «Баба-яга» можно читать как женщина из бора (леса) или «лесная женщина». Есть и еще одна версия, не самая убедительная, о том, что  Баба-яга родом из Древнего Египта или Индии. В переводе с санскрита Баба-яга (йога) означает «мудрейший, владеющий глубокими знаниями».

Как писать Бабу-ягу? Очень просто. Баба – с большой буквы, яга – с маленькой, и не забудьте про дефис.


Власть имущие и власти предержащие

Где государство, там и власть. Естественно, ни один журналист, который пишет о политике или экономике, слова «власть» избежать не может. Вариантам и словосочетаниям нет числа – немудрено, что многие смешиваются, да так, что не разобраться.

В общем, чтобы не ходить вокруг да около, скажу, что в данном случае речь идет всего лишь о двух устойчивых сочетаниях: «власть имущие» и «власти предержащие». Если вдуматься, это примерно одно и то же. Кто такие «власти предержащие»? Это лица, облеченные властью. Слово «предержащий», как вы понимаете, устаревшее, и вообще нигде, кроме этого выражения, в современном языке не употребляется. Оно из церковнославянского языка. «Предержащий»  - держащий высшую власть, начальствующий, одним словом. «Всяка душа властем предержащим да повинуется» - это из «Послания к римлянам».

В общем, с «властями предержащими» как будто разобрались. Надо только обратить внимание, что склоняются здесь оба слова: «власти предержащие, властей предержащих, к властям предержащим» и т.д.

Теперь «власть имущие», о которых мы, журналисты, тоже пишем и говорим. «Имущий» – это понятно. Совсем не то, что «неимущий». Если «неимущие» – это бедные, то «имущие» – наоборот, богатые, состоятельные, имеющие что-то. В нашем случае, о котором мы говорим, - имеющие власть. «Имущие» власть, или, если поменять порядок слов, «власть имущие». Понятно, что слово «власть» здесь ни в коем случае не склоняется!  Есть власть имущие, нет власть имущих, обратитесь к власть имущим, пишем и говорим о власть имущих… Слово «власть» стоит здесь не на жизнь, а насмерть, не желая изменяться. И об этом нам стоит помнить – когда пишем о властях предержащих и власть имущих: по сути об одном и том же, но несколько по-разному.


Герб: гербА или гЕрба?

Со словом «герб» действительно бывают проблемы. Нет, конечно же, все знают, что такое «герб»: это эмблема государства, города, сословия, рода. Эту эмблему изображают на флагах, монетах, печатях, государственных и других официальных документах. То есть, всё понятно. Но как только нужно слово «герб» просклонять, тут-то и встает вопрос – а что с ударением? Кто говорит о гЕрбе, кто о гербЕ. Не только политики и чиновники, но и журналисты нет-нет, да ошибутся.

Честно говоря, колебания не очень понятны. Достаточно заглянуть в любой словарь, чтобы понять: ударение во всех косвенных падежах слова “герб” с корня убегает на окончание. Герб – но гербА, гербУ, гербОм, о гербЕ. Во множественном числе ударение вообще только на окончании: гербЫ, гербОв и т.д.

Слово герб нерусское, мы получили его из польского языка, а туда оно пришло из немецкого, где erbe значит «наследство». Происхождение вполне прозрачное, тут и обсуждать нечего. А что до ударения, Словарь ударений И. Резниченко предлагает оригинальную «запоминалку» для слова «герб». Нам предлагают связать в памяти слова герб, щит и меч. Ну например, связать так: щит и меч – герб спецслужб. Если вы захотите и сумеете это запомнить, дальше все будет просто: щитА – гербА, мечИ – гербЫ. Распределение ударения между основой и окончанием  в формах этих существительных одинакова.

Итак: герб – но гербА.

 

Договор: договОры, дОговоры, договорА?

Меж ними все рождало споры

И к размышлению влекло:

Племен минувших договОры,

Плоды наук, добро и зло…

Вот и остановиться бы нам на пушкинском варианте, договОры! На том самом варианте, который до недавнего времени был вообще единственно возможным, который признавали нормативным все авторитетные словари. Но останавливаться живая речь, похоже, не собирается.

Итак, что всё-таки считать нормой. Именительный падеж -  договОр.   ДоговОр с Японией будет подписан со дня на день. ДоговОр о вооружениях придется ратифицировать.

Не могу не сказать, что еще в конце 1980-х годов Орфоэпический словарь под редакцией Р. Аванесова допускал: вы можете сказать и «дОговор». Впрочем, это было всего лишь признанием того факта, что так многие говорят, а бесспорное первенство признавалось, конечно, за «договОром». Вот и Словарь ударений И. Резниченко приводит, кроме договОра, разговорный вариант: дОговор. Но именно разговорный, не литературный!

С чем действительно серьезная путаница, так это с множественным числом. Кто говорит «дОговоры», кто «договорА», и лишь немногие вспоминают, как же, собственно, правильно. А правильно – «договОры»!     Мирные договОры не подписаны до сих пор. О договОрах с фондом нет и речи нет. Как и с единственным числом, словари допускают существование разговорной формы «договорА, договорОв», но разве что разговорной, в дружеской, а не официальной беседе.

Как запомнить? Готова предложить один нехитрый приём. Запоминайте: «договОры – приговОры». Не скажете же вы «прИговоров» или «приговорОв». Только «приговОров». Значит, и договОров!

 

Ездок, ездец, ездун…

Как одним словом назвать человека, который вечно в разъездах? Такой вопрос мне задали однажды. Ведь не ездок же это, в самом  деле! Предлагали мне и варианты на выбор: ездун, ездюк или ездец. Предлагавший, может, и шутил, но мы люди серьезные, без словарей ни шагу. Поэтому для начала я решила заглянуть в Толковый словарь В. Даля: что там говорится о человеке, который ездит?

И что, вы думаете, я там нашла? Да всё! Буквально всё, о чем спрашивал и что предлагал в качестве возможных вариантов наш слушатель. Конечно же, прежде всего, есть всем известный «ездок». Это путник; тот, кто ездил или ездит куда-нибудь, проезжий.

Но если бы этим ограничилось! Представьте себе – и это кроме шуток! – есть там слово «ездец». Это старинное обозначение конника, всадника. Но и это еще не всё: в словаре имеется слово «ездун», а также «ездунья». Это, как выражается Даль, «охотник (или охотница) ездить», - то есть те, кто любят ездить. А в тамбовских говорах «ездуном» называли непоседу.

Наконец, сведения для самых любопытных: в ярославских говорах были слова «ездава» и «ездуха» - так называли непосед и резвушек. А в вятских говорах существовал «езжак» - специальное название для приезжего извозчика.

Вот он, безграничный наш язык, чего в нем только не было! Но, как ни жаль, слова эти в прошлом. Знать о том, что они были, полезно, но и не более. Боюсь, попробуй вы прилюдно назвать «ездуном» того, кто часто ездит за границу, да еще в его присутствии, вас могут и не понять. Не советую. Особенно если у вашего собеседника плохо с чувством юмора.

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com