Фрагмент из книги «Советы литературного агента»

Википедия дает нам следующее определение графомании:

«Графомания — патологическое стремление к сочинению произведений, претендующих на публикацию в литературных изданиях, псевдонаучных трактатов и т.п. Графоманические тенденции нередки у сутяжных психопатов».        

Графомания — психиатрический термин, подразумевающий болезненную страсть к написанию текстов, чаще всего не имеющих никакой культурной ценности. Обычно произведения таких авторов шаблонны, невыразительны и не представляют интереса ни для читателей, ни для критиков. Как и любое подобное заболевание, графомания может иметь более или менее тяжелую форму.

Аналогично другим диагнозам в этой области, графомания не возникает на пустом месте и, в принципе, поддается лечению.

Как человек становится графоманом? На бумаге мы выражаем свои чувства, эмоции и переживания, иногда заводим дневники, в которых выплескиваем наболевшее, в стихах выражаем восторг или скорбь, любовь или ненависть. Однако в большинстве случаев у человека есть много собеседников и кроме листа бумаги. А у графомана — нет. Изначально одинокий, порой страдающий от заниженной самооценки или невозможности с кем-то поговорить по душам, он начинает писать. Его творения — это часть его болезненного и одинокого мира. Чем больше он их создает, тем меньше он сознательно стремится к живому общению. Однако, ограничивая себя в контактах, графоман должен реализовывать естественную тягу к общению, это заложено в личности на подсознательном уровне. И снова его рука тянется к листу бумаги.

Такого человека можно только пожалеть. Его произведения кажутся ему гениальными, более того, он совершенно искренне в это верит. Как и любой психиатрический больной, он не может разглядеть у себя признаков болезни, не может объективно оценить свой образ жизни. Именно поэтому графоманы крайне болезненно воспринимают критические высказывания относительно их творчества. Для большинства авторов мнение их аудитории является стимулом для развития, а также основным источником информации о недостатках их произведений. Люди, страдающие болезненной тягой к писательству, этого лишены, а значит, не имеют возможности развиваться и совершенствоваться. Как результат — произведения, лишенные какой-либо литературной и духовной ценности, однообразные и не оригинальные. Со временем все контакты с внешним миром сводятся для графомана к демонстрации его творений. А внешний мир, именно по этой причине, начинает его избегать.

Впрочем, описанное — тяжелый случай заболевания. В легкой форме графомания может быть связана с некими временными условиями. Например, любимый человек находится в отъезде, и писательство в данном случае — лучший способ отвлечься от переживаний, связанных с этим событием. После возвращения объекта вожделения все приходит в норму, и симптомы графомании проходят сами собой.

Помочь графоману можно. Если отвлечь его от ручки и листа бумаги, предложить другие развлечения и интересы, переключить внимание на новые хобби. Но в случае тяжелой формы заболевания понадобится вмешательство специалиста, как и с любым другим подобным заболеванием, ведь последствия от неквалифицированного воздействия могут оказаться фатальными.

Обращаясь к издателям, редакторам, литературным агентам, графоманы тяжело и болезненно переживают даже вежливые отказы и стараются как можно больнее обидеть человека, отказавшего в публикации. Бывает, они пишут оскорбительные письма годами, правда это встречается редко.

Графоман не способен воспринимать критику и требует, чтобы его произведения печатались дословно, без редактуры. При публикации за свой счет (маленькие типографии охотно выполняют такие заказы) книги выходят, но тут графомана поджидает следующий удар: их фолианты или брошюры книжные магазины и книжные дилеры практически не берут. Выхода на широкий рынок, известности, славы, почета и денег по-прежнему нет. Если писатель задается вопросом «А не графоман ли я?», значит, еще не все потеряно и шанс на благополучный исход весьма велик.

Литературный институт, к примеру, хорош тем, что учит критиковать других и принимать критику по отношению к себе, править произведения, шлифовать, переделывать порой много-много раз.

Грань между писателем и графоманом бывает очень тонка, поскольку и тот, и другой могут быть психически неуравновешенными. Вот только неуравновешенность эта разного характера и этиологии. И если настоящий художник (я повторюсь), очнувшись от своего творческого забытья, порою сам не может поверить в то, что это его слова, мысли, чувства, мазки кисти запечатлены на этом листе бумаги или холсте, то графоман прекрасно понимает, что эти чудесные слова, складывающиеся во фразы, написал именно он и никто другой. Ничего трансцендентного.

Если художнику свойственны непрерывная потребность превзойти себя, сделать лучше, написать талантливее, то графоману до этих эмпирей, простите за грубость, — до лампочки. Никакой способности учиться, желания превзойти себя для него не существует. Наоборот, графоман изначально уверен в гениальности своих текстов, в том, что его несправедливо зажимают, боясь конкуренции и завидуя таланту, а все премии даются исключительно по блату и за большие деньги/постель/. Ревнив не к музе, а к благам и почету, графоман болезненно стремится получить и то и другое, несмотря на то, что его текст может пестреть не только штампами и клише, но и огромным количеством орфографических ошибок.

 

Совет:

Если вы начинающий писатель, не поленитесь, изучите правила правописания, возьмите сборник Розенталя («Справочник по правописанию и литературной правке») или на худой конец отдайте текст редактору, корректору, учителю русского языка в школе. Право слово, эти услуги стоят не так дорого, но вполне возможно, что именно этот шаг станет первым на пути к публикации вашего текста.

 

Примеры графоманских писем, синопсисов и заявок (авторская орфография и пунктуация сохранены):

 

«Основными действующими лицами являются детектив и герцог демонов. Эти двое сталкиваются друг с другом, в дальнейшем развивается гомосексуальная связь, произведение имеет лёгкий эротический подтекст, однако не носит порнографического характера. В первой части детектив вместе с демоном расследует серию жестоких убийств, совершаемых кукловодом и его марионеткой.

Параллельно с этим детектив произодит философскую переоценку ценностей, знакомится с другими демонами и понимает, что в каждом таятся и зло и добро. А также обменивается с демоном сердцами. Во второй части детектив сталкивается с кознями ревнивой демоницы и становится жертвой ужасающего обряда, в результате которого теряет свою душу, а впоследствии и жизнь. В результате этого герцог сходит с ума. В третьей части его в качестве зомби оживляет пара демонических детей, которым он помогает вернуться к матери. Помимо этого, он принимает решение не возвращаьтся к бывшему любовнику, так как тяготится тем, что больше не имеет души. В четвёртой части появляется дочь злодейки из второй части, которая решает отомстить за свою мать и занять своё место в демоническом мире. Ей удаётся изловить герцога демонов и чтобы спасти бывшего любовника, к которому детектив всё ещё питает нежные чувства, он приходит к ней. Герцогу демонов удаётся освободиться и убивает свою похитительницу, однако узнав, что детектив отказывается вернуться к нему, он поглощает его (методом диффузии)».

 

«Ещё раз здравствуйте, Ирина! послал Вам письмо, позвонил. Вы сказали, что с поэтами дел не имеете. Я прекрасно понимаю почему. И всё-таки! Огромня популярность моих стихов на протяжение 5 — 7 лет даёт мне уверенность, что книги мои будут иметь успех. У меня есть ещё более 1000 экз. изданной в Бийске книги "Ах, этот Эрос шаловливый!" Это смесь откровенной эротики, юмора и сатиры. Эротический жанр всегда был и останется наиболее востребованным. Я Вам дам книгу для ознакомления. Она написана литературным языком, без матов. Вот что я предлагаю. Давайт её реализуем на взаимовыгодных условиях. У меня есть книга, у Вас связи и возможности для реализации. Я уверен в успехе. Если дело пойдёт, в чём я не сомневаюсь, то у меня есть ещё 4 готовых к печати книги. Издательства-грабители не нужны. Можно сразу нести готовые макеты в типографию, что дешевле и выгодней. Давайте попробуем с готовой книгой! Вы ничем не рискуете!»

 

«здраствуйте ирина вы на фотографии такая красивая.меня зовут дима я хочу писать у меня финансовый талант это когда интересная суть.Ирина помогите мне пожалуста темболее я узнал что вы работаете с редакторами узнал с интернета.а мне только надо чтоб красиво исправляли.введите меня в курс литературных событий.я бы хотел писать статьи в журналы чтоб за них хорошо платили о жизни .пишу исторический роман не закончил это конечно сильно высоко исторический роман но по событиям это подошло бы в голивуд-исторический боевичек такой.ириночка напишите мне.вы знаете ирина жизнь чехова я смотрел передачу -он там пишет работает над рассказами ему хорошо платят и это было при царской России.такую жизнь я хочу.Ириночка денег у меня нету ну если я вам напишу то может быть возможно вы примете меня.ирина как вы думаете это будет бетселерская тема если я буду писать про чудесса мира-Загадки нашей планеты.ириночка я открою вам секрет я телепет мог сказать экстрасенс могу рассказать написать про политиков только мне нада фотография и месторождение-название. может я вам пригожусь».

 

И немного юмора, чтобы относиться к себе адекватно и без ложного пафоса.

 

Анекдоты о писателях:

 

***

Вашему роману, молодой человек, — говорит редактор начинающему писателю, — не хватает концовки.
— Это ничего! Посудите сами, кто сегодня читает книги до конца.

***
Скажите, — допытывается молодой писатель у редактора, — есть ли вообще надежда, что мой рассказ появится в вашем журнале?
— Ну, разумеется. Все люди смертны, и я не вечен.

***
Редактор говорит автору:
— Книга выйдет, надо только отжать воду.
— Это не вода, а чистое золото. Гонорар-то начисляется по числу строк.

***
Молодой стихоплет написал несколько поэм и направил их известному поэту, сопроводив таким письмом: «Я написал эти поэму, вдохновленный неизвестно откуда вдруг возникшим творческим огнем. Как мне с ними поступить?»
Знаменитый поэт ответил: «Я внимательно просмотрел ваши творения и убедился, что их следует вернуть в тот огонь, который вас вдохновил, лучше всего в каминный».

***
Мальчик разбил окно, за ним бежит разъяренный дворник и кричит: «Убью, сволочь!» Мальчик бежит и думает: «Лучше бы я сидел дома и читал своего любимого Хемингуэя». 
В это время на Кубе сидит грустный Хемингуэй, слушает какого-то старика и думает: «Лучше бы я сидел дома в Нью-Йорке, пил мартини и читал своего любимого Моруа». 
В парижском борделе лежит утомленный Андре Моруа и думает: «Лучше бы я сидел дома, пил шампанское и читал своего любимого Платонова». 
В это время в Москве разъяренный Андрей Платонов гонится с метлой за мальчиком и кричит: "Убью, сволочь!". 

 

***
Преподаватель литературы спрашивает студентку: 
— Если бы вы могли встретиться и поговорить с любым писателем, живым или уже умершим, кого бы вы выбрали? 
— Живого... 

 

***
Миллионер пригласил на обед «сливки общества». Не обошли вниманием и великого юмориста М.Твена. Предполагалось, что М.Твен будет веселить гостей, но именно этого М.Твену и не хотелось. Миллионер был разочарован.
— Мне кажется, мистер Твен, — обратился он к писателю, — что даже самому большому в мире глупцу не удалось бы вас рассмешить.
— А вы попробуйте, — предложил М.Твен.

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com