Рассказ из сборника «Президентский кот»

Заболел я как-то. Положили в больницу. Вообще-то я никогда не болел, удивлялся, как это некоторые люди даже из-за насморка на больничный выходят. А тут так скрутило, что пришлось в больницу лечь. Больница, конечно, не санаторий. Таблетки, процедуры — всё это своим чередом, только скучно целый день без дела лежать. Особенно, если не навещают. Меня, слава богу, навещают, не забывают.

На другой же день пришла бухгалтер Зиля. С большой сумкой через плечо.

— Без вас, как без рук, — говорит она, выгружая из сумки целые кипы бумаги. — Просмотрите, пожалуйста, отчёты. А то ведь люди без премии останутся.

Это не дай бог, чтобы люди без премии остались.

Не успел как следует углубиться в отчёты, как пришла секретарша Сария.

— Сали Салиевич, вы же обещали мне с квартирой помочь... — начала Сария и вдруг, словно бы спохватившись, спросила: — А как ваше самочувствие?

— Плохо, — говорю, — самочувствие. Не знаю, выживу ли.

— То есть, как это — «выживу ли»? — забеспокоилась Сария. — Вы же сами обещали мне насчёт квартиры. Неужели забыли?

Ну, как можно такое забыть. Квартира — это первейшее дело. Делать нечего, остаток дня оформлял ей документы на квартиру. Только успел оформить документы, как пришёл свояк Ханиф.

— Ну, ты тоже нашёл время болеть! — недовольно начал он. — Ты же меня просто без ножа режешь. Ты же меня, ну, прямо-таки...

— Подожди, — говорю, — объясни, в чём дело.

— «Объясни, в чём дело»! — скривился Ханиф. — Сам же обещал сына в институт устроить. Забыл, что ли?

Ну, как можно такое забыть. Сыновья — они наше первейшее дело. Так сказать, наше будущее. А если они вдруг останутся в институт неустроенными, а? Делать нечего, хоть и тяжело это, пришлось созваниваться со знакомым профессором и как-то объяснить это деликатное дельце. Слава богу, профессор вроде бы согласился, а то уж у меня давление подскочило от переживаний.

Не успела медсестра сделать укол, чтобы сбить давление, как пришёл сосед Рамай.

— Эх, сосед, сосед, — начал он каким-то совсем уж убитым голосом и достал из кармана бутылку водки.

— Подожди, — говорю, — объясни, в чём дело?

— Дело, говоришь... — простонал сосед и схватился за сердце.

— Сердце, что ли, колет?

— Колет — это ещё полбеды. Горит!

— Инфаркт, значит.

— Инфаркт, — презрительно скривился сосед. — Инфаркт бы я кое-как пережил. Хуже. Жена от меня ушла.

— Вот те на. Как же так? Вы же вроде бы дружно жили?

— Притворялась. М-да... Такие дела. Давай выпьем с горя!

— Так мне нельзя.

— А мне, ты думаешь, можно? Мне тем более нельзя. — Рамай выпил стакан водки. — Закусить ничего нет? — Он начал шарить по тумбочкам в поисках закуски, доел остатки каши с обеда и незаметно стащил у соседа по палате кусок колбасы. — Три дня, понимаешь ли, не ел. Как жена ушла. Тебе-то хорошо здесь, — завистливо вздохнул Рамай. — Питание бесплатное. Никаких тебе забот, тревог, беспокойства!

Неудобно мне как-то стало. Действительно, лежу я здесь, на бесплатном питании, без всяких забот и тревог. Когда у соседа, можете себе представить, жена ушла.

— Пойдём, — говорю, — сосед. Не горюй. Не переживай так сильно. Вернём мы твою жену.

Зашли к главврачу.

— Извините, — говорю, — товарищ доктор, но я не могу в больнице лежать, когда столько людей нуждаются в моём участии и помощи.

Главврач встретил нас, надо сказать, чрезвычайно сурово. Сначала вообще не хотел выписывать, но потом всё-таки смягчился и говорит:

— Если умрёте, на себя пеняйте!

Я пообещал пенять на себя, если умру. И мы с соседом, пропустив для храбрости по рюмке водки, отправились искать его жену.

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com