-Какое день рождения, Александра! Где мой диван?

-Пётр, ты можешь меня послушать?

-Извини…

С другого конца трубки донёсся звук спускаемой воды. Александра со злостью бросила трубку и опустилась в кресло. Вскоре в прихожей раздались мелодичные звуки Канкана.

Та –да да тата…та да да.....

 Она выхватила мобильный телефон из сумки и закричала высоким нетерпеливым голосом.

-У тебя нет никакого уважения ко мне!

-Саша, успокойся! Я что не могу в туалет сходить?

 

                Телефонная война между Петром и Александрой продолжалась третий день и обоим омрачала наступающий день рождения Петра. Она уже перевезла почти все свои вещи в его квартиру, и даже уведомила друзей о том, что они   официально съезжаются. Друзья потребовали отметить замечательное событие и попутно справить день рождения. Александра с энтузиазмом принялась за приготовление к вечеринке, с нетерпением ожидая возвращения любимого из командировки. Она уже купила несколько бутылок «Шампанского» и закуску, однако события приняли совсем неожиданный оборот: будучи закоренелым холостяком, Пётр в последний момент начал сомневаться в своем решении, плюс произошло событие, которое полностью выбило его из колеи. Пока он был в командировке в Будапеште, из его собственной квартиры исчез его единственный, наследный диван, и он подозревал, что Александра приложила свою изящную ручку к этому загадочному событию.   

 

                Они познакомились в кафетерии книжного магазина. Саша просматривала журнал мод, а Пётр приглядывался к женскому контингенту. Ему уже несколько раз удавалось познакомиться с девушками, приходившими сюда полистать журналы и посидеть с чашечкой капучино в приятной обстановке. Некоторые знакомства из книжного магазина длились неделями, другие месяцами, но, в конце концов, Пётр не выдерживал и под каким-нибудь предлогом, а то и вообще без всяких объяснений, прерывал очередной романс. Ему вполне подходила жизнь одинокого мужчины без дополнительных нагрузок и расходов. Стресса хватало на работе. Ничего не было приятней, чем вернуться домой в удобную, двухкомнатную квартиру после продолжительного дня в электронной компании и растянуться на диване с бутылкой ледяного пива. Часто он здесь же и засыпал, так и оставшись в верхней одежде и ботинках.

 

                Пётр унаследовал диван от бабушки Тони. Диван, со всеми остальными пожитками, перевез в Петербург его прадед, куда он переехал с семьей в начале прошлого столетия.  Каркас тяжеленого дивана, был сделан из соснового дерева, и покрыт некогда монгольским золотым шелком. Мебельный мастер Федоров из города Тутаева, работал над ним целый год, аж в конце позапрошлого столетия.

 К прадеду диван тоже перешел по наследству, тем самым, являя для Петра единственную фамильную ценность и напоминание о его многоуважаемой родословной. Диванная устойчивость и приторный запах столетий, насквозь пропитавший мебельный экспонат, приносили ему необыкновенное чувство покоя и умиротворения. Однако, в последнее время Петру стало чего-то не хватать: было очень грустно заходить в тёмную спальню со сломанным ночником и огромной, величиной с полуостров, кроватью, где его никто не ждал. Проблема, конечно, была в нем самом: он ненавидел длительное сожительство с женщинами, также сильно, как и длительное одиночество без них. В какой-то момент, когда тоска переходила в депрессию, несмотря на солидную зарплату и весёлых друзей, он в который раз, мчался в кафетерий книжного магазина, в надежде встретить новую подругу.   

                                                                               

                С Сашей всё было по-другому. У него перехватило дыхание, когда он в первый раз увидел её лёгкую фигуру, окутанную черной накидкой. Из розовой сумки свешивалась длинная чёрная перчатка. Она села за круглый столик с чашкой кофе, и сняв другую перчатку, аккуратно перевернула страницу модного журнала, приобретённого здесь же в магазине. Её длинные тёмные волосы доходили до талии. Пётр не мог рассмотреть лицо девушки, но инстинкт подсказал, что он не будет разочарован. Не спрашивая разрешения, он пересел в кресло рядом. Она не оторвалась от журнала, а продолжала читать статью с красочными, глянцевыми фотографиями моделей.

-Надеюсь, не помешал? 

-Даже, если и помешали, извиняться поздно.

-Могу пересесть, если хотите.

-Ваше дело, - сказала девушка, с раздражением пожав плечами. Она опять углубилась в чтение.

-Я, Пётр, - он протянул руку.

-Александра, - ответила она, после долгой паузы, оставив его, протянутую для рукопожатия ладонь, в воздухе. 

                                                                           

                 ***

 

                Из книжного магазина они вышли вместе и долго ещё гуляли по городу, потом он пригласил её к себе, потом в течение двух месяцев её пожитки перекочёвывали к нему в квартиру. Любовь захлестнула обоих неожиданно и вместе с радостью, принесла кучу новых забот и опасений. Перед отъездом в Будапешт, куда он направлялся в командировку, произошла первая серьезная ссора. Саша хотела поехать с ним, он отказывался, мотивируя занятостью. Она восприняла отказ в штыки, и пригрозила вернуться к бывшему ухажеру Виталию. «Очень даже перспективный, и никогда бы не отказал в поездке». Ее заявление разозлило и обидело его до бесконечности. Он не выдержал, и предложил Александре немедленно «очистить квартиру» и больше никогда не появляться в его жизни.

 

                По возвращению из Будапешта, он обнаружил у себя дома еще больше Сашиных вещей: компьютер, которого раньше здесь не было, книжные полки, обеденный стол и стулья, её одежда была аккуратно развешена в гардеробе. Бабкин диван исчез, а на его месте стоял компактный бежевый футон. Пётр, сначала не понял, что именно произошло, и даже открыл дверь в стенной шкаф в коридоре, где он держал пылесос и половую щетку, но дивана и там не оказалось. Отсутствие любимой фурнитуры вызвало у Петра страшное беспокойство, ему казалось, что под ним рушится пол. Он выскочил на балкон, все еще не теряя надежды, но балкон был пуст. Старое плетеное кресло прогибалось от хлама, а в пепельнице валялись, поседевшие от инея, окурки. Ему стало ясно, что дивана дома не было. В ярости он ударил кулаком в цементную балконную стену, но стена оставалась непроницаемой.  

 

                                                                                                ***

               

                Телефонный звонок Александры застал его в туалете, он не хотел отвечать, но всё-таки ответил, и вот теперь она в который раз бросила трубку.

Он схватил ключи и помчался в гараж, решив, что настал подходящий момент закончить «всю эту кадриль.» Через полчаса он оказался около старого кирпичного дома, где жила Александра в своей квартире, которая перешла к ней от покойных родителей. После переезда к Петру, она собиралась ее сдавать, а доходы тратить на путешествия и другие приятные вещи, но видимо этим планам не было суждено осуществиться.

 

                 Пётр постучал в дверь, и Саша немедленно открыла, как будто стояла за дверью и ждала его прихода.

-Я знала, что ты придешь, - встретила она его поцелуем в губы и долгим объятием. Пётр умышленно стоял по стойке смирно, а руки держал «по швам» во время неожиданного любовного натиска.

-Я думал, что мы разбегаемся, - начал Пётр, освобождаясь из неудобной позы, - может быть, ты не поняла, я попросил тебя забрать вещи, а ты переехала в мою квартиру. И куда делся мой диван?

-Петя, всё изменилось, -она взяла его за руку и потащила в гостиную.

-Что именно?

-Я остаюсь! Я хочу быть с тобой навсегда. Прости за Виталия, мне на него наплевать. Ты главный, ты лучший, - провозгласила она, обняв его за плечи.

-Какой кошмар, - неслышно прошептал Пётр, опускаясь на кухонный стул.

-Понимаешь, - сказала она, усаживаясь к нему на колени, - я люблю тебя, Петя, и не могу без тебя жить. Это карма, пойми.

- Я тебя тоже люблю, -вежливо ответил Пётр, - но мы не можем жить вместе. Это невозможно.

-Как ты можешь так говорить? - спросила она, заглядывая ему в глаза.

- Я не хочу ни с кем жить. Мне необходимо одиночество. Это тоже карма. Моя собственная. Кроме этого есть более важный момент.

-Например?

-Куда ты дела мой диван? - на этот раз повысив голос, спросил он.

-Выкинула, куда? А куда ещё было девать эту старую рухлядь?

Увидев выражение лица Петра, она сползла с его коленей и отошла в противоположенный угол кухни.

-Куда ты его выкинула? - спросил Пётр после долгой паузы.

-Ну, не совсем выкинула, отдала специалистам.

-Каким специалистам?

Она ушла и вернулась с сумкой. Оттуда она вытащила газетное объявление:

«Утилизация мебели, вывоз старой мебели», - прочитал Пётр. Он молча взял бумажку и покинул её квартиру.

                                                                                      ***                                                                  

               

                На следующий день после бесконечных ездок по городу, он очутился перед дверями неприметного, в старом ряду, антикварного магазина. Ему подсказал подойти туда один из утилизаторов старой мебели. Пётр открыл тяжелую дверь с овальным, в витражах, оконцем, и вошёл в полутёмное помещение. Посредине стояли старинные кресла, с затертыми бархатными подлокотниками, у стены высился клавир, на полках были выставлены мириады безделушек, статуэтки, вазы с букетами засохших цветов, старая кухонная утварь, в стеклянных витринах сверкали поддельные драгоценности, а с потолка свешивались хрустальные люстры и стеклянные, необычной формы, лампы и плафоны. Бордюры, с присохшими к ним тюлевыми занавесками, цвета жженного сахара, прислонились к стене и на них была приколота записка: «не трогать». Тяжеленые медные утюги и гладильные доски, на которых были выложены старинные дверные ручки, замки, маленькие металлические предметы обихода, занимали специальное место. Рядом приткнулись желтые медные тазы.

                В магазине стоял приторный, и показавшийся ему, знакомый запах. Он внимательным взглядом осмотрел помещение. Выражение надежды на его лице сменилось разочарованием. В зале появилась полная дама, с розовым лицом и седыми, распущенными, по плечам, волосами. На ней было одето черное с розовыми цветами, японское кимоно, а на указательном пальце сверкал огромный перстень.  

-Доброе утро, - приветливо поздоровалась она. – Я вам чем-то могу помочь?

-Дело в том, что, ...-  Пётр замялся, - я ищу диван, - неуверенно закончил он.

Ага, - кивнула головой дама, - что-нибудь специальное?

-Вы, знайте ничего специального, просто мой диван, мой собственный

диван! - вдруг сорвавшись, закричал Пётр. Лицо его покраснело, на глазах выступили слёзы. Женщина подошла к телефону.

-Подождите минутку, - попросил Пётр, я не сумасшедший, извините, просто моя

невеста, моя бывшая невеста, - добавил он с отвращением, - без моего разрешения продала мой диван, вернее диван моей бабушки.

 

-По-моему, я знаю, о чём идёт речь, - успокоила седая женщина, - подождите.

Хозяйка подошла к старому черному телефону, с перекрученными проводами. Она несколько раз кого-то безрезультатно набирала, но наконец, ей ответили. Она что-то спросила и, положив трубку, улыбнулась.

-Мой помощник приобрел несколько антикварных вещей на прошлой неделе,

поезжайте по этому адресу в нашу мастерскую - хранилище. Пётр благодарно кивнул даме и помчался на улицу.

 

                В хранилище Петра уже ждали. Молодой парень провёл его в заднюю часть пыльного, грязного помещения и там, в углу Пётр увидел знакомую золотистую обивку.

-Я забираю этот жёлтый, - ткнул он пальцем в диван. -Сколько я вам должен? Парень назвал сумму, Петр отсчитал наличные.

- Слушай…, спасибочки!  - сказал парень. Он убрал пачку денег в карман. Сейчас грузчика позову. Грузчик бесплатно.

-Не надо, я сам.

-А на грузовик как затащишь? Помощник нужен.

-Ну, на грузовик, давай, - согласился Петр.

 

                                                                 

     ***

                Им пришлось повозиться в подъезде. В лифт диван не влезал, пришлось тащить на пятый этаж, где находилась квартира Петра. Первое, что им бросилось в глаза длинная, во всю стену, надпись: «Хэппи берсдэй», воздушные шарики были привязаны к ручке двери. Петр содрал надпись со стены, воздушные шарики поплыли под потолок. Футон Александры вытащили в коридор и поставили «на попа» около мусоропровода.  Петру еще нужно будет разбираться с футоном, но он решил не тратить время на негатив, а немедленно приступить к празднованию дня рождения. Он еще раз щедро расплатился с грузчиками и они, пробасив на прощание «Хэппи берсдэй ту ю», радостно испарились в лифте.

 

                Диван бабушки Тони был установлен на старое место. Пётр по-настоящему счастливый, как будто бы он выиграл лотерейный билет, пошел на кухню и вытащил из холодильника бутылку пива. Осторожно присев на край дивана, он вытащил телефон и прочитал текст: «Пётр, это я, ты прекрасно знаешь, все эти дрязги не имеют никакого значения, самое главное, мы любим друг друга. Я дома, стол накрыт, Валентина и Денис уже здесь. Не хватает только именинника. Ждем.» 

 

                На глаза ему попалось тёмное, похожее на паука, пятно на подлокотнике дивана. Отпечатки пальцев и грязные пятна по всей обивке- результат транспортировки, пестрели тут и там, как неожиданный узор, неудачное дополнение к старой обивке. Он прошел в спальню, открыл стенной шкаф. В нем все еще были Сашины вещи. Она так ничего и не увезла, хотя он ясно объяснился по поводу невозможности продолжения их отношений. На полках по-прежнему лежали ее аккуратно разложенные вещи, внизу, в ряд выстроилась обувь и высокие сапоги. С нахмуренным лбом он простоял несколько минут, а потом резким движением сдвинул ее платья в самый конец шкафа. С ночного столика на пол полетела хрустальная вазочка, хрустнул под ногами хрупкий букет искусственных цветов. Петра захлестнуло чувство возбуждения: решение было принято, и ему стало понятно, что в этот раз его день рождения будет радостно- необычным.

 

                Допив пиво, он поставил пустую бутылку на пол, и еще раз прочитал Сашино послание. Ему вспомнились их встречи, совместные поездки загород, они даже пошли в театр один раз, хотя Петр был равнодушен к искусству. По вечерам Саша любила читать, а он смотреть спорт. Они практически не расставались, только один раз, когда он уехал в командировку. Все и началось из-за этой проклятой командировки. С другой стороны, это не последняя командировка...

-Эахх…., - в сердцах вздохнул Петр, и пошел за новой бутылкой пива.

 

                 В интернете он отыскал телефонный справочник, и с решительной улыбкой набрал номер. Ответил скучный женский голос.

- Химчистка.

-Скажите пожалуйста, вы диваны чистите?

-Конечно, какого рода обивка?

-Обивка шелковая, антикварная и очень старая.

-Мы часто работаем с антикварной мебелью, не беспокойтесь.

-А вы на дом выезжайте?

-Конечно, дайте адрес?

 

 

                Пётр продиктовал адрес. Они договорились, что команда из химчистки приедет на следующий день к десяти утра. «Это самый лучший подарок на день рождения»- подумалось ему. Улыбка счастья озарила его лицо, и в который раз, повалившись на диван, он включил телевизор.

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com