Две снежинки

Как только Снежинка явилась на свет, первое, что она сделала — растопырила руки, а затем осмотрелась и увидела, что вокруг, таких как она, было много. 

Все дружно тянули, распахнув рты, один нескончаемый звук — а-а-а... Снежинке стало вдруг весело, и она крикнула ближайшей снежинке:

— Эй! Привет!

— Привет... А-а-а... — отозвалась та.

— Хи-хи... — не унималась Снежинка. — А зачем ты так поешь — а-а-а?

— А не так страшно... А-а-а... Посмотри вниз!

— Ой! — вскрикнула Снежинка.

Внизу было темно и непроглядно.

— Не вздумай опускать руки, а то упадешь, как капля дождя,— предостерегла снежинка — это была Умная снежинка.

— Нет-нет, не буду... — испугалась Снежинка и притихла.

У нее закружилась голова.

 

Прошло немного времени.

— Летим, а-а-а?.. — подмигнула Умная снежинка своей спутнице.

— Лети-им... — вздохнула Снежинка, а потом спросила: — Послушай, а что там — внизу?

— Земля.

— А что такое земля?

— Земля? Это твердь, — пояснила Умная снежинка.

— А что такое — твердь?

— Ну, это когда летишь-летишь, а потом — бум! — и уже никуда не летишь.

— И что же дальше?

— Дальше? Как сказать... Кому что! Кому — жизнь, а кому — нежизнь?

— А это как — жизнь-нежизнь?

— Ну... Жизнь — это когда ты опустишься на веточку тысячелистника, а вокруг морозное утро, солнышко... А-а-а...

— А нежизнь?

— О, это просто. Это когда ты упадешь и сразу растаешь, и тебя больше не будет.

— А где же я буду?

— Никто не знает.

— И ты не знаешь?

— Нет, — развела руками Умная снежинка.

— Выходит, может так случится, что меня больше никогда не будет, а-а-а? — что-то соображая, спросила Снежинка, опуская вниз руки.

— Э-э-э... Ты руки-то подыми! — приказала Умная снежинка. — Я же предупреждала — улетишь вниз и тогда уж точно исчезнешь, как дождевая капля.

— А какая разница — минутой раньше, минутой позже! — крикнула Снежинка, а затем, осторожно посмотрев вниз, тихо призналась: — Мне страшно...

— Брось! — твердо сказала Умная снежинка. — Просто надо иметь надежду.

— Надежду? А для чего?

— А для того чтобы не опускать руки, вот как ты сейчас?

— Но где мне взять надежду, кто даст мне ее?

— Никто, — сказала Умная снежинка. — Но, если ты очень захочешь, она у тебя обязательно появится.

Снежинка вздохнула.

Честно говоря, она ничего не понимала, о чем говорила Умная снежинка, поэтому ей становилось все грустнее и грустнее.

— Ты чего?

— Не знаю... Я не знаю, где взять надежду...

— Шире рот! — скомандовала Умная снежинка.

— А-а-а-а... — подчинилась ей Снежинка.

— Вот так держать! А теперь слушай: мы опустимся с тобой в морозное тихое утро на веточку тысячелистника, а-а-а...

— Ой, престань...

— Ты что — не веришь? — закричала Умная снежинка на свою неразумную спутницу и продолжала: — Так вот, мы опустимся белым морозным утром, и сухая ветка тысячелистника чуть-чуть качнется под нами, а-а-а...

— Да-да... — уже соглашалась Снежинка, начиная все понимать.

— Но если мы не опустимся с тобой на веточку тысячелистника — не беда, тогда у самой земли нас поймает в свои объятия ветер. О-о, мы будем долго жить! Ветер закружит нас. Будет звонко и весело! А потом он выпустит нас из своих рук и мы полетим-полетим-полетим, как белые мотыльки...

— Представляю... — повеселев, сказала Снежинка, и они обе расхохотались.

Вдруг Умная снежинка спросила:

— Послушай, а ты умеешь сверкать?

— Сверкать? — удивилась Снежинка. — Как?

— А вот так!

Умная снежинка развернулась лицом к солнцу и вспыхнула белой яркой радугой, да так, что все вокруг нее осветилось.

— Ну, поворачивайся, как я! — скомандовала она.

Снежинка развернулась и тоже вспыхнула.

— Ну, как?

— Знаешь, — призналась Снежинка, — мне вдруг показалось, что когда вот так летишь, сверкая, то наш полет вниз как бы замедляется… А-а-а...

— Верно, и мне так кажется... А-а-а...

 

Тут хор снежинок стал умолкать и всюду послышалось:

— Земля, земля, а-а-а...

Земля была теплой. Это почувствовали все.

Она становилась все ближе и ближе, а может это снежинки были ближе к ней?

И вот уже слышны и различимы запахи деревни, доносится собачий лай... Все предчувствовали близость чего-то, но никто не знал — чего? А может, это не конец вовсе, а начало? Начало чего?

— Послушай, тебе не кажется, что это и была наша жизнь, пока мы c тобой летели вниз? — вдруг осенило Снежинку.

— Может быть... — что-то понимая, тихо вздохнула Умная снежинка.

— Но мы будем жить? Может, будем?.. — проговорила Снежинка, но Умная снежинка ее не слышала.

Повинуясь общему движению вниз, снежинки тихо и бесшумно опустились на разомлевшую от тепла землю и тут же превратились в легкий, прозрачный пар.

 

Когда ежику не спалось      

Все-таки скучно быть одному, тем более, когда за окном шуршат осенние листья.

Жил на свете ежик, который очень скучал, дожидаясь лета. Он знал, что все сейчас спят, но к нему почему-то сон не приходил. Он все время сидел у окна и смотрел на поле, на дальний лес, на серое небо. Ему очень хотелось с кем-нибудь поговорить. Он даже муху за окном пробовал разбудить, но та лишь недовольно что-то бормотала и утихала.

— Эх, — вздыхал ежик и шел к своей кровати, сложенной из кучи сухих листьев. Он ложился и пробовал заснуть, но сон все не шел и не шел. Ежик подумал, что опять он дождется утра, а потом целый день будет сидеть у окна и опять смотреть на поле, на дальний лес и на серое небо.

Вдруг он услышал странные звуки.

Он даже не мог понять — откуда они?

Ежик встал, посмотрел в окошко и ничего не увидел. Вернее он увидел, но то, что он увидел было таким, как если бы он ничего не увидел.

— Интересно, — удивился ежик. — Куда подевались поле и лес?

Ежик решил выйти во двор.

Стал он открывать дверь, а она не открывается. Испугался ежик — уж не держит ли кто дверь? Подождал немного и снова принялся открывать.

— Фу-у-у-у-у… — выдохнул ежик, когда дверь наконец-то открылась.

Ежик выглянул из-за двери и увидел, что все было вокруг белым: поле, лес и даже небо. Очень он удивился такой перемене и когда поднял голову, то увидел много-много бабочек с белыми крыльями. Бабочки летели прямо на него, но на самом деле они летели мимо, в разные стороны и тихонько, не прерываясь, пели: «А-а-а-а-а-а-а...»

— Так вот откуда звуки?! — догадался ежик.

Он смотрел на порхающих бабочек и вдруг у себя на носу почувствовал резкий холод.

— Ой! — вскрикнул ежик и закрыл глаза.

— Не бойся, я — снежинка, — едва расслышал голос ежик.

— Снеж-жинка?.. — удивился ежик.

Он увидел перед собой снежинку, которая только-только порхала в небе, а сейчас махала перед ним своими крыльями, как пойманная бабочка.

Ежику стало ее жалко. И хотя ему совсем не хотелось с ней расставаться, он сказал:

— Давай я на тебя подую, и ты полетишь дальше?

— О, нет, нет, — еще больше замахала крыльями снежинка. — Я так быстро растаю, ведь у тебя теплое дыхание.

— Тогда чем тебе помочь, снежинка? — спросил ежик, потирая свой раскрасневшийся нос.

— Ничем, — вздохнула снежинка и призналась: — Кажется, я начинаю таять…

— Ой-ой, не тай, снежинка! Скажи, как тебя уберечь?

— Никак. Когда я растаю — я усну.

— Выходит, и ты спишь? — удивился ежик.

— Выходит… — сказала снежинка.

— А я вот никак не засну, — пожаловался ежик, но снежинка ему не ответила. Она превратилась в капельку. Она зашевелилась у него на носу, и он попятился назад, затворив за собой дверь.

Ежик сел к окну и долго рассматривал капельку.

Она молчала и смотрела на ежика его глазами. Ежик тоже молчал.

Он думал, что капелька, как и снежинка, умеет говорить, но это было не так, потому что капелька — это уснувшая снежинка. А ему совсем не хотелось будить снежинку, которая превратилась в капельку, или капельку, которая была снежинкой и уснула…

Ежик запутался.

Капелька недолго сидела на носу у ежика. Она спрыгнула куда-то вниз, и сколько ежик не искал ее, так и не нашел.

— Эх, — вздохнул ежик и улегся в кровать.

Он обязательно отыщет капельку, где бы она ни пряталась. А еще ежик подумал, что все-таки хорошо, когда в доме кто-то есть и ты не один.

 

Ежик зевнул и уже не просыпался до самой весны.

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com