* * * *

Прикрывшись рукой и зажмурив глаза,

Нам мир представляется черным квадратом,

Но где-то по рельсам стучат поезда,

Несутся туда, куда нет нам возврата.

Там детство и юность играли в лапту,

Учились играть на рояле сонаты,

Учили поэмы почти налету,

Любили, дружили, встречали закаты.

Там были ненастья, дожди по ночам,

Разлуки, разрывы, паденья и ссоры,

А чаще всего – о любви разговоры,

По сути и все-таки по мелочам.

Стоим на развилке – все тот же вокзал,

Другие торопятся в новую вечность.

Вагон наш сломался, мотор отказал.

И длится минута в пути бесконечно.

Тот поезд увез эту память навек –

Навек показалось. Но где же наш дом?

Несет нас вперед по течению рек,

А мы все стоим на пути запасном.

Жизнь длится спокойно, почти не спеша,

Размеренный стук уходящих колес,

Но мучает тот же нас вечный вопрос –

В каком полушарье осталась душа?

 

* * * * *

Одетая в шелка и золото,

Готовая для первой встречи

С закатом, осенью расцвеченным,

Зима приходит с белым холодом.

И умножаясь пылью снежною,

На крыши опускаясь медленно,

Ей боль моя совсем неведома,

А я зимой грущу по-прежнему

О яблоках с кислинкой вкусною,

О пирогах с густой начинкою

Из ягод. И стихами грустными

На старых ломаных пластинках

Я наслаждаюсь в ночь холодную,

Когда смотрю на звезды низкие,

Нет, нет, не музыкою модную,

А песней старою Вертинского.

И боль уходит на мгновение,

И возвратится память грустная,

И залетит стихотворение

В окно раскрытое, нерусское…

А песня будет долго плакать

На залежавшейся пластинке,

И снег покроет, словно скатерть,

Возникшие в сознанье снимки

Из детства, юности. И песня,

Во мне звучащая по-русски,

С забытою, чужою вестью

Навеет столько нежной грусти!…

  

                  УТРО

 

Ночью съежилось время в комочек.

Только тень от луны на полу.

Будто кто-то оставил подстрочник

На страницах судьбы. Поутру

Выползают минуты из норки,

Превращаясь в часы на стене,

Тени прошлого, будто осколки,

Бродят все еще в утреннем сне.

Кто-то в дверь постучался чуть слышно,

Половицы скрипят. Не спеша 

Ветер крылья расправил. Всевышний –

Где-то рядом, где плачет душа.

Обернувшись прозрачною шалью,

Ночь плывет по небесной реке,

Будто скованной серою сталью,

Унося лунный свет в рюкзаке.

Просыпаешься. Дождь барабанит,

Расползаются капли в ручьи,

Новый день за оконной рамой

Мне протянет от счастья ключи.

Загорелое солнце мулатке

На плечах расправляет платок,

И напишутся утром в тетрадке

Двадцать пять недописанных строк…

 

                    НОЧЬ

 

Нахмурились сумерки, выкрасив город

Лиловыми красками с черной каймой.

И месяц, надломленный, с тучею голой

Танцуют фокстрот на платформе земной.

Но краски густеют, и темно-лиловый

Становится серым, чернея слегка,

И кажется небо в закате – багровым,

Как будто бы туча на город легла.

Так ночь наступает, и в целой вселенной

Зажмурились окна, зажглись фонари.

Разбуженный ветер, холодный, осенний,

Скитается где-то до самой зари.

И ночь притаилась, свернувшись в калачик,

На кресле пустом примостилась бочком,

А дождь за окном то смеется, то плачет,

И падают листья на землю ничком.

Я сплю и не сплю, я читаю газету,

Настольная лампа шлет лунный поток.

А время гуляет по белому свету,

Мотая минуты, как нитки в клубок.

Седая старушка из тоненьких ниток

Нанижет на спицы холодный рассвет,

И солнца серебряный, радужный слиток

Оставит на небе сиреневый след.

 

 * * * * *

Так много непонятного в той дали,

Где мы – во сне, а в жизни не бывали.

Ах, если б заглянуть туда на миг,

Туда, где мир иной давно возник,

Где звезды вместо лампочек горят,

И белый цвет – прекраснейший наряд

Парящих облаков в ненастный день,

Бросающих на землю только тень

От жизни неземной, чужой и странной,

Мы посетим ее, как посещали страны,

В которых мы мечтали побывать.

Что наша жизнь? Не надо забывать,

Что данный нам отрезок слишком мал,

Что мир вокруг – мираж внутри зеркал,

Что смерть нас ждет, когда зима пройдет,

Когда весной растает первый лед,

Когда счастливей с музою вдвоем,

Когда луна глядит в  наш спящий дом,

Когда парим во сне, в своем жилье –

Последний миг на праведной земле…

 

   * * * * *

Ночь накрыла землю покрывалом,

Звездами расшитого. На нем

Лунный свет в потоке золотом

Кажется светящимся опалом.

 

В эту ночь, как белый амулет,

Облако распластано на ткани,

Рано утром оно в пропасть канет

И растает как весенний снег.

 

Так и годы канут в неизвестность,

Память обратится в глухоту.

Даже, если ночью я умру,

Утром белым облаком воскресну,

 

Посмотрю на мир с других высот,

И у Бога попросив прощенья,

Буду ждать иного воплощения,

Если кто-то, вспомнив, позовет.

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ ВЕСНЫ

 

Отбивает чечётку настольный будильник,

В белом танце кружатся на окнах портьеры,

Забирается холод в пустой холодильник,

И застыло мгновенье в ночном интерьере.

А за окнами низко склоняется ветка,

Клонит ветер к земле, покрывая порошей.

На окне распласталась морозная сетка,

И торопится в ночь одинокий прохожий.

Он сливается с небом, в тумане двоится,

Он уходит навечно в другое столетье.

Это тень моя с миром пытается слиться,

Только след на снегу все еще неприметен,

Неглубок и нечеток, заснежен пыльцою,

Он плутает по свету, он ищет приюта,

И дорогою к цели идет кольцевою.

Но мгновенье не вечно, не вечна минута.

И приходит расплата – стоит усмехаясь,

В белом саване смерть или облако кружит?

Я проснуться хочу, но к утру просыпаясь,

Вижу – тает мой след, и весна отражается в лужах.

 

* * *

Не думать о смерти…. Но ржавый замок

Под утро скрипит, вызывая тревогу.

Сварливая ночь повторяет урок

И старый рюкзак собирает в дорогу.

 

Как в комнате тихо! Смертельный покой

Едва нарушает движение мысли.

И тихо считает всю ночь метроном

Часы и минуты – о жизни, о смысле...

 

Я сплю и не сплю. Я парю над скалой

На грани времен и на грани бессмертья,

Но рвется душа в неизвестность порой,

Где в строчках стихов затерялись столетья,

 

Где рифмы сплетают ажурную сеть,

Где птицы давно щебетать перестали,

И с ангелом белым сражается смерть,

И море застыло, как будто из стали.

 

Ночь ссорится с утром. Я слышу их брань.

Засовы скрипят, как шаги по паркету.

Завяла на солнце в стакане герань.

Ночь старый рюкзак всё таскает по свету.

 

ГРОЗА

 

Только что в солнечных сетках

Мерно деревья качались.

Листья играли на ветках

Чью-то сонату печали.

 

И, улетая всё выше,

Звуки в пространстве витали,

Чтобы могли их услышать

Звёзды на синей эмали.

 

Ну а потом зазвенели

Тонкие ветви деревьев.

Ветер построил качели

Из бело-облачных перьев.

 

Музыка стала мрачнее,

Звуки сражались с тоскою.

Небо, с утра вечерея,

Вдруг разразилось грозою.

 

 

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com