Хромой петух

Городом захваченная в плен,

По тебе, село моё, тоскую.

Убежать бы от угрюмых стен

В нашу избу, светлую, родную.

 

В домоткано-кружевной уют,

С тёплой печкой, с духом каравая.

Там проворно ходики снуют,

На секунды вечность разбивая.

 

И сверчок выводит свой мотив.

Прозорливый кот гостей пророчит.

Всех своих соперников затмив,

Зорьке льстит хромой горластый кочет.

 

Ох, как я серчала на него!

«Колченогим лихом» обзывала.

А теперь желаннее всего,

Что бы голосил он, как бывало.

 

Пусть бы сны дробил, мешая спать,

Всё смелей и громче раз от раза.

Но отсюда мне не убежать –

Стража неприступна и стоглаза.

 

Уж который год в полночной мгле

Плачет память светлыми стихами

Оттого, что продан дом в селе

И петух тот съеден с потрохами.

 

С запоздалой нежностью в груди

Всё шепчу я крикуну хромому:

«Ну, хотя бы в этот сон приди,

Прокричи мне весточку из дому!»

 

 

Верхневолжье

Кланяюсь тебе, селенье Пено,

Ты запало в душу неспроста.

Вечер пахнет свежестью и сеном,

А река по-девичьи чиста.

 

Волженька, любимица Валдая,

Колыбель твоя невдалеке,

За порог родимый выбегая,

Исчезаешь в местном озерке.

 

Будто заключил тебя в объятья

Расторопный здешний женишок.

Вырвалась! Нырнула под мосток,

Оправляя голубое платье,

 

И заторопилась по равнине,

Весела, беспечна и нежна…

Будешь ты Великою Княгиней,

Юная Валдайская княжна.

 

Ох, и далека твоя дорога,

И терниста, что ни говори.

В добрый путь, девчонка-недотрога,

Мы ещё увидимся в Твери.

 

Ну а здесь – петух крылами машет,

Старый дом, духмяный сеновал.

Не реки исток, а жизни нашей.

Кланяюсь началу всех начал.

 

 

Встреча

Преднамеренно ль, случайно ль,

Подарило лето вдруг

Неразгаданную тайну

Нежных губ и сильных рук.

 

Прикоснуться к тайне этой

Нам доверено двоим,

И хочу я быть одетой

Лишь в объятия твои.

 

В небесах, светясь лукаво,

Бродят звёздочки гурьбой.

Ох, и сладкую отраву

Мы отведали с тобой.

 

Не ищи противоядье,

Избавленья не проси,

И сквозь терний многорядье

Эту тайну пронеси.

 

За окном ласкает ивы

Ветер лёгким взмахом крыл.

Заалел рассвет стыдливо

И разлукой пригрозил.

 

На столе оплыли свечи.

Обрели печаль слова.

Ты вздыхаешь: «Время лечит...»

Я вздыхаю: «Чёрта с два...»

 

Зазвенела где-то пташка.

Тает утренний туман.

А на вешалке рубашка

Обнимает сарафан.

 

 

Августовское

Жадно, как вишнёвое варенье,

Облизали сумерки закат.

Вызрело светил столпотворенье,

Обещая щедрый звездопад.

 

В ночь порхну безумно молодою

И в копне соломой уколюсь.

С первой оборвавшейся звездою

Самым сокровенным поделюсь.

 

И второй звезде, и третьей тоже

Повторю заветное опять.

Звездосей. Соломенное ложе…

Будто годы повернули вспять,

 

И разлукой горькой, многолетней

Не терзала души нам беда,

И коварно выношенной сплетней

Нас не разлучали никогда.

 

Пусть мороз в причёсках партизанит,

И глаза давно в силках морщин.

Август – не апрель, едва ль обманет.

Вот он, рядом, лучший из мужчин.

 

Видно не спалили в одночасье

Мы, сердцами выстроенный мост,

И сегодня обретенье счастья

Утвердилось росчерками звёзд.

 

Млечный путь бахвалится удоем,

Помогая звёздной ворожбе.

…Сердце, оборвавшейся звездою,

На ладошку просится к тебе.        

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com