Чем ярче горит звезда, тем она быстрее сгорает. В этом её счастье — быть особенным светилом, и в этом же ее неумолимая трагедия — история не отпускает ей долгий срок. Так же зачастую и с людьми — яркие, одарённые, необыкновенные — они уходят молодыми.

Коротка и неблагодарна человеческая память

Если набрать в Интернете мало кому известное имя Йозеф Шмидт (Joseph Schmidt), то откроется очень много информации об этом гениальном непостижимом теноре, его записи, фильмы, статьи о его творчестве и трагической судьбе. В 30-е годы прошлого века, когда нацисты рвались к власти, а потом и захватили ее, Шмидт был любимым певцом немецкого народа и кумиром во многих странах Европы. Его пение оказывало почти гипнотизирующее воздействие на слушателей и были случаи, когда оно избавляло от депрессии и останавливало потенциальных самоубийц. После войны вышли 4 книги о Шмидте, изданы почти все его фонограммы (около 200) и 4 музыкальных фильма с Йозефом Шмидтом в главных ролях. По мотивам его жизни в 1958 году в ФРГ был снят художественный фильм. Позднее появились два полнометражных документальных фильма о певце (Австрия, 1998, Германия 2004). Но… имени Шмидта нет во многих музыкальных энциклопедиях и справочниках, он мало известен не только любителям музыки, но и профессионалам! Это парадоксальная ситуация. Неужели так коротка и неблагодарна человеческая память!? В то же время, сегодня в городах Австрии, Германии, Румынии, Украины и Израиля появились места, а в космосе даже астероид назван именем певца.

 

Поющий мальчик

Йозеф Шмидт родился в бедной еврейской семье 4 марта 1904 года в деревне Давидени (ныне Давыдовка) в Черновицкой области. Тогда эта территория входила в состав Австро-Венгрии, с 1918 г. — Румынии, а в 1940 году отошла к Советскому Союзу. Теперь эта территория Украины. Музыкальные способности Шмидта проявились в самом раннем детстве. Это был поющий мальчик, свою радость он выражал пением.

В 1914 г. его семья переехала в Черновцы, где будущий певец учился в гимназии, брал уроки музыки (скрипка, фортепиано, вокал). Город Черновцы тогда был столицей эрцгерцогства «Буковина», самой восточной области Австро-Венгрии.

Мальчиком Йозеф пел в главной синагоге города и постигал тайны канторской техники пения. После завершения ломки голоса он стал брать уроки вокала у лучшего педагога города Фелиции Лерхенфельд-Гржимали из знаменитой династии чешских музыкантов. В 1924 г. Й. Шмидт с ошеломляющим успехом дал свой первый концерт в зале Музыкального общества (теперь зал Филармонии). Это событие предопределило его дальнейший жизненный путь. На собранные общиной деньги Шмидт поехал в Берлин, где совершенствовался в вокале в Берлинской Академии Музыки у профессора Германа Вайссенборна, который в силу уникальной одарённости ученика и его бедности, не брал с него платы за обучение!

 

Знаменитость

Бедой певца был маленький рост, всего 150 см., из-за которого он не мог быть принят в оперный театр. Но Шмидту улыбнулась удача. В 1929 г. на Радио-Берлин организовали Музыкальную Студию, задачей которой была постановка опер в прямом эфире! Тогда ещё не существовало магнитофонной записи. И как всегда была проблема в хорошем теноре. Решили организовать конкурс среди молодых певцов. Й. Шмидт принял участие и своим пением удивил руководителя студии известного голландского баритона Корнелиса Бронсгиста, который сказал молодому человеку: «Тебе не нужно больше искать работу, ты всё будешь петь здесь». А Йозефу Шмидту этого только и надо было, никто не мог его видеть рост, но все слышали его голос!

В апреле 1929 г. состоялась радиопремьера оперы Джакомо Мейербера «Африканка», в которой Й. Шмидт исполнил главную роль Васко де Гама. Миллионы людей услышали его наполненный сверкающей силы голос, нежный и героически драматичный. На радио посыпались письма не только из Германии, но и из других стран, с просьбой рассказать о молодом певце и с пожеланиями, чтобы его выступления по радио были чаще. Так за одну ночь Йозеф Шмидт стал любимцем немецкого народа. После «Африканки» Шмидт с тем же оглушительным успехом спел в операх «Проданная невеста» и «Марта». Уже после этих нескольких постановок дирекция оперного отдела радио была убеждена, что Й. Шмидту можно доверить все без исключения теноровые главные партии от легких и виртуозных в операх Россини и Доницетти до напряженно-драматических в операх Верди, Пуччини, Бойто, Эркеля и др.

Работая на радио, Й. Шмидт спел главные партии в 37 постановках! Такого большого репертуара хватает певцам на всю жизнь, а здесь это было спето всего за 4 года. После постановок на радио опер Моцарта «Идоменей» и «Волшебная флейта» Й. Шмидт был признан, как лучший моцартовский певец. Миллионы людей по всей Европе сидели у приёмников и наслаждались этим несравненным голосом, который называли «чистым золотом» и «искрой божьей».

Трудно переоценить уникальное исполнительское мастерство Шмидта, его магический голос, идущий от сердца к сердцу, завораживающий своей красотой, игрой оттенков красок, передающий самые глубокие чувства, и упоение жизнью, и тоску, и боль, и любовь, и сакральные чувства в молитвах.

Известный музыковед Юрген Кестинг в своей книге «Великие певцы» так отзывался Й. Шмидте. «Миллионы любили и обожествляли его. Его имя было окружено легендами. Он был суперзвездой своего времени и пел почти с болезненной страстью, и в самые великие моменты своего творчества достигал высокого трагизма, когда в звучании его голоса ощущалось соприкосновение с несчастиями и смертью»

Выступление Шмидта в Вене в 1932 г. было триумфом. Билеты, после объявления о предстоящем концерте раскупили за 5 часов. Журналист одной венской газеты так писал: «Вот он, сидит напротив меня в элегантных апартаментах гостиницы. Но уже с первого взгляда понимаешь трагедию этого певца. Он никогда не мог выступать в опере. Он всегда был слишком мал. Он всё время заговаривает об этом, как будто хочет при помощи небрежного жеста, улыбки освободиться от этого мучительного чувства, психологического комплекса … Он только говорит: я ненавижу глаза, я люблю уши…»

Й. Шмидт исполнял: песни, вальсы, оперу, оперетту, молитвы. Он владел многими языками. Кроме записей на немецком и итальянском есть записи на английском, французском, испанском и голландском языках.

 

Выдержал испытание медными трубами

Знающий нужду с детства Йозеф Шмидт, радовался возрастающим гонорарам, потому что они были мерилом его популярности, давали возможность помогать своим близким и делать подарки друзьям. Шмидт с лёгкостью выдержал испытание золотом, он оставался простым в своем образе жизни, скромным и любезным в общении со людьми. Себе он оставлял не больше денег, чем зарплата квалифицированного рабочего. Известно, что получаемые суммы он делил на три части. Одну отправлял любимой маме в Черновцы, другую отдавал музыкантам, которые выступали с ним (они получали намного меньше), а третью оставлял себе. Безвозмездно Шмидт помогал знакомым и одаривал незнакомых людей, если они нуждались.

В 1933 году в Венеции проходили съёмки нового фильма «Песня идёт по свету», в котором Й. Шмидт играл главную роль. Сюжет фильма имеет некоторые биографические моменты. Йозеф Шмидт играл одаренного певца по имени Риккардо, который из-за маленького роста не подходил для сцены. Поиски работы привели его в радиостудию, но и там его не принимали. Тогда он запел в фойе арию Васко де Гама из оперы «Африканка», и его голос проник в кабинет директора. С Риккардо сразу же заключили договор. Вскоре он стал известным певцом, его выступления по радио и пластинки завоевали мир, но ему не повезло в любви: девушка, с которой он познакомился, предпочла ему статного и красивого друга. Это по сюжету.

Премьера фильма состоялась 9 мая 1933 года в Берлине и стала большим событием. Волны восхищения прокатились по всей Германии, а затем и по другим странам. Снова огромное количество писем от зрителей обрушилось на Й. Шмидта. Были письма с признаниями в любви, письма благодарности за утешение и поддержку, которые подарило его пение. Это был триумф певца и актёра Йозефа Шмидта. А 10 мая в Берлине на площади перед библиотекой университета жгли книги запрещённых авторов. Есть сведения, что Й. Геббельс, который был в полном восторге от фильма, предложил Й. Шмидту стать «почётным арийцем», но певец отказался от столь сомнительной «чести».

Скоро всё стало меняться. Артистам евреям стали запрещать выступать в концертах. Дошла очередь и до Шмидта, ему запретили работать на радио. Он решил переехать в Вену.

В середине 30-х годов Йозеф Шмидт дал огромное количество концертов в разных городах: Вена, Зальцбург, Франкфурт-на-Майне, Берлин, Лондон, Париж, Страсбург, Лилль, Амстердам, Роттердам, Брюссель, Антверпен, Варшава, Лемберг (Львов), Краков, Каунас, Вильнюс, Рига, Будапешт, Бухарест, Черновцы, Прага, София, Стамбул и др.).

В 1934 году он совершил поездку на Ближний Восток. Билеты в Тель-Авиве, Ришон-ле-Ционе, Хайфе и Иерусалиме были сразу же проданы. Но желающих попасть на концерт оказалось так много, что концерт в Тель-Авиве пришлось повторять ещё четыре раза.

Там Й. Шмидт записал две уникальные молитвы, которые называются «Ki lekach tov natati lachem» (Потому, что Я дал верное учение) на иврите и «Ano avdoh» (Я твой слуга) на арамейском языке. Автором этих молитв значился знаменитый кантор Давид Моше Штейнберг, который некоторое время жил в Черновцах и Вильнюсе. Эти молитвы очень трудны, и не любой кантор может их исполнить. В обширной дискографии Й. Шмидта записи этих двух молитв занимают особое место. Они показывают певца на максимуме его возможностей.

Среди почитателей артиста были поэт Нахман Бялик и философ Дизенгоф, которые были удивлены и обрадованы тем, что смогли поговорить с певцом на иврите. Й. Шмидт также давал благотворительные концерты для работников киббуцев Дгания, Эйн Харод и для молодежного поселения Бен Шемен, отказываясь от гонораров.

Шмидт часто приезжал в Голландию с концертами, выступал и на радио. В июле 1936 г. был организован концерт на поляне под Биркховеном (в 25 км от Амстердама). Более 100 000 (!) слушателей устремились туда, чтобы иметь возможность увидеть и услышать любимого певца. Тогда машин было очень мало, и вообще с транспортом проблемы, да и население тогда было меньше. И тем не менее, такое столпотворение вызвало выступление Шмидта.

 

Борьба за выживание

В 1937 г. Й. Шмидт дважды гастролировал в США: шесть концертов в Карнеги-Холл и концерты в разных штатах. В Голливуде ему предложили 10 000 долларов за 3 мин пения в фильме! Он подписал договор о намерениях на 1940 г. и… вернулся в Европу. Это была его роковая ошибка. Очарованный Америкой, ему казалось, что великие страны не позволят Германии развязать войну. В Европе оставалась семья Шмидта: мама, друзья и его публика.

Шмидт был кумиром и в Бельгии. Когда из-за аншлюса он переехал из Вены в Брюссель, то был уже так знаменит, что его хотели видеть на сцене несмотря на очень маленький рост. Шмидта приняли в Брюссельскую королевскую оперу Ла Моннэ. Сбылась мечта — петь на сцене. Ему была предложена главная партия в опере Джакомо Пуччини «Богема». Премьера состоялась 19 января 1939 г. и прошла с большим успехом. С этой оперой труппа объехала много городов Бельгии, Голландии, Финляндии и Швейцарии. На очереди была постановка оперы Леонкавалло «Паяцы». Но вскоре после начала войны Бельгия была оккупирована.

Й. Шмидт перебрался на юг Франции, который не был занят германскими войсками. Стечение роковых обстоятельств не позволили ему уехать в США или на Кубу. Его документы румынского поданного вскоре стали недействительными; ему предписали жить в городке Ла Бурбуль, где он как беженец находился под полицейским надзором. Каждые 48 часов он был обязан отмечаться в полиции. Все его счета были заблокированы, он снова стал бедным. Помогали друзья и поклонники. Иногда удавалось устраивать домашние концерты и заработать небольшие деньги. Последний свой концерт в пользу беженцев, таких же как и он сам, певец дал в Монт-Дор в августе 1942 г. Этот концерт организовал епископ Габриэль Пигэ, который упорно добивался от властей разрешения на его проведение в пользу еврейских беженцев. Учитывая цель концерта, Й. Шмидт отказался от гонорара, хотя сам находился в крайней нужде.

Вскоре режим Виши стал выдавать нацистам евреев. Дальнейшее пребывание во Франции оказалось опасным и Й. Шмидт принял решение бежать в Швейцарию. С риском для жизни он с группой беженцев добрался до погранзаставы. Но их не пропустили. Швейцария не давала убежища евреям. Тогда он перешел границу нелегально. Измученный скитаниями и совершенно больной Й. Шмидт добрался до Цюриха. Он нашел приют в гостинице «Кармель», хозяйка которой пускала беженцев. Вызванный ею врач прописал певцу строгий постельный режим.

Через знакомых Й. Шмидт пытался получить документы, дающие право легализации. Но в результате получил повестку с требованием незамедлительно отправиться в лагерь беженцев в поселок Гиренбад под Цюрихом.

 

Гибель артиста

Была осень 1942 г. В полуразрушенной фабрике, где располагался лагерь, было очень холодно. Днём все шли на земляные работы. Кормили там плохо. В начале ноября Й. Шмидт заболел простудой, но его ещё мучили сильные боли в груди. Шмидта поместили в госпиталь. На жалобы о болях в области сердца врач ответил: «Мы знаем, от чего вас лечить — от фарингита». Совсем больного Й. Шмидта через две недели выписали назад в лагерь.

Ночь с воскресенья на понедельник 16 ноября Шмидт провёл в мучениях, хотя ему разрешили спать в лазарете, где было немного теплее. Шмидт был укутан в две теплые пижамы, обмотал горло и нижнюю часть лица шерстяным шарфом. Утром следующего дня он был так измотан холодом и бессонницей, что комендант лагеря позволил ему отправиться в сопровождении товарища по лагерю в трактир «Вальдегг», расположенном в 10 минутах ходьбы. По воспоминаниям хозяйки трактира Шмидт попросил два стакана горячего молока. Когда он их выпил, хозяйка, находясь в кухне, услышала голос необыкновенной красоты. Вдруг пение прервалось. Вбежал растерянный спутник Йозефа и попросил срочно вызвать врача. Когда приехал городской врач, Й. Шмидт был мёртв. Скорее всего, случился инфаркт.

А на следующий день Шмидту пришло приглашение на работу в театра города Винтертур, которое давало право легализации. Но великого певца уже не было живых. Й. Шмидта похоронили на еврейском кладбище во Фризенберге, 3-й район Цюриха. На памятнике выбили надпись «EIN STERN FALLT» (Звезда падает), как отзвук его знаменитого фильма, снятого в Австрии — «Звезда падает с неба».

Когда стало известно о смерти певца, в Министерство иностранных дел Швейцарии стали приходить письма от почитателей Й. Шмидта, возмущённых действиями властей. Эти письма приходят до сих пор. По свидетельству родственника певца Авихая Шмидта из Иерусалима, их уже более 5000!

 

Остается привести слова биографа Йосефа Шмидта Альфреда Фассбинда, в своей книге он цитирует друга певца Маркуса Брейтнера: «Действие несравненного тембра Йозефа Шмидта благодаря акустике большой синагоги становилось незабываемым событием… Когда его изумительный голос возвеличивал славу Творцу, в воздухе витало нечто необъяснимое. Люди почти переставали дышать, и страстность его пения пробуждала во мне чувство, будто Всемогущий сам незаметно смешался с толпой, дабы послушать своё дитя. Никогда более я не соприкасался с человеческим голосом такой волнующей и чарующей проникновенности».

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com