Танцуя до конца любви

Скрипкою горящею к себе веди меня,

Танцуй со мной сквозь панику, веди среди огня.

Неси меня как веточку, голубкою явись,

Танцуя до конца любви

Танцуя до конца любви.

 

Позволь себя увидеть мне, свидетелей уж нет.

О, дай мне насладиться Вавилоном древних лет!

Открой пределы все, себя мне объяви,

Танцуя до конца любви.

Танцуя до конца любви.

 

Веди меня к венчанию, танцуй еще, еще...

Танцуй со мною с нежностью, укрой меня плащом.

Мы под любовью или над, как хочешь назови

Танцуем до конца любви.

Танцуем до конца любви.

 

Танцуй со мною к детям, что так хотели б жить,

Танцуй сквозь поцелуями затертое драпри.

Раскинь шатер над нами, хотя порвалась нить.

Танцуя до конца любви,

Танцуя до конца любви.

 

Скрипкою горящею к себе веди меня,

Танцуй со мной сквозь панику, веди среди огня.

Коснись меня перчаткою, рукою позови,

Танцуя до конца любви,

Танцуя до конца любви,

Танцуядоконцалюбви.

Dance Me to the End of Love

Dance me to your beauty with a burning violin
Dance me through the panic 'til I'm gathered safely in
Lift me like an olive branch and be my homeward dove
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

Oh let me see your beauty when the witnesses are gone
Let me feel you moving like they do in Babylon
Show me slowly what I only know the limits of
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

 

Dance me to the wedding now, dance me on and on
Dance me very tenderly and dance me very long
We're both of us beneath our love, we're both of us above
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

 

Dance me to the children who are asking to be born
Dance me through the curtains that our kisses have outworn
Raise a tent of shelter now, though every thread is torn
Dance me to the end of love

Dance me to the end of love

 

Dance me to your beauty with a burning violin
Dance me through the panic till I'm gathered safely in
Touch me with your naked hand or touch me with your glove
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

 

 

 

Возьми этот вальс

 

В Вене десять хорошеньких крошек,

Смерть туда забредает рыдать.

Там фойе в девять сотен окошек,

Куст, где голубь привык умирать.

Этот вальс — он оторван от утра,

Он закрыт во Дворце изо льда.

Да, да, да, да,

Ты возьми, ты возьми,

Этот вальс, он закован в тиски.

 

Я хочу тебя, о, как хочу я

Здесь, повсюду, везде и всегда.

В сердце лилий, на старых журналах,

Где любовь не была никогда.

На постели из лунного пота,

В крике — там, где шаги и туман.

Да, да, да, да.

О возьми этот вальс, о возьми же,

Обними его сломанный стан!

 

Этот вальс, этот вальс, этот вальс

Он насквозь пропах бренди и Смертью,

Волочит он свой шлейф в океан.

 

Зал концертный там есть: отраженья

Без числа он хранит твоих уст.

Там есть бар, где умолкли мужчины,

Приговор смертный вынес им блюз.

Ах, но кто ж увивает гирляндой

Свежесрезанных слез твой портрет?

Да, да, да, да

Так возьми этот вальс, так возьми же,

Умирает ведь он много лет!

 

Есть чердак, там, где прячутся дети,

Где с тобою я лягу теперь.

В сладко-сонном полуденном свете,

В снах венгерских ночных фонарей.

И увижу, прикованных к горю,

Всех барашков твоих и цветы.

Да, да, да, да

О возьми, о возьми этот вальс, он кричит,

Он кричит: "Только ты, только ты!"

 

Этот вальс, этот вальс, этот вальс

Он насквозь пропах бренди и Смертью,

Волочит он свой шлейф в океан.

 

И станцую с тобою я в Вене,

И приду я, одетый рекой.

Я одежды скреплю гиацинтом,

Я упьюсь твоих бедер росой.

И я душу запрячу в альбоме,

Там, где старые снимки и мох.

А мой крест и дешевую скрипку

Красоты пусть затопит поток.

На запястьях ты омуты носишь,

И твой танец нас в омут несет.

О май лав, о май лав,

Возьми этот вальс. Он ведь твой.

Это все, все, что есть, это все.

 

Take this Waltz

Now in Vienna there are ten pretty women
There's a shoulder where Death comes to cry
There's a lobby with nine hundred windows
There's a tree where the doves go to die
There's a piece that was torn from the morning,
And it hangs in the Gallery of Frost
Take this waltz, take this waltz
Take this waltz with the clamp on its jaws

Oh I want you, I want you, I want you
On a chair with a dead magazine
In the cave at the tip of the lilly,
In some hallway where love's never been
On a bed where the moon has been sweating,
In a cry filled with footsteps and sand
Take this waltz, take this waltz
Take its broken waist in your hand

This waltz, this waltz, this waltz, this waltz
With its very own breath of brandy and Death
Dragging its tail in the sea

There's a concert hall in Vienna
Where your mouth had a thousand reviews
There's a bar where the boys have stopped talking
They've been sentenced to death by the blues
Ah, but who is it climbs to your picture
With a garland of freshly cut tears?
Take this waltz, take this waltz
Take this waltz, it's been dying for years

There's an attic where children are playing,
Where I've got to lie down with you soon,
In a dream of Hungarian lanterns,
In the mist of some sweet afternoon
And I'll see what you've chained to your sorrow,
All your sheep and your lillies of snow
Take this waltz, take this waltz
With its "I'll never forget you, you know!"

This waltz, this waltz, this waltz, this waltz
With its very own breath of brandy and Death
Dragging its tail in the sea

And I'll dance with you in Vienna
I'll be wearing a river's disguise
The hyacinth wild on my shoulder,
My mouth on the dew of your thighs
And I'll bury my soul in a scrapbook,
With the photographs there, and the moss
And I'll yield to the flood of your beauty
My cheap violin and my cross
And you'll carry me down on your dancing
To the pools that you lift on your wrist
O my love, o my love
Take this waltz, take this waltz
It's yours now.
It's all that there is

 

 

Мы возьмем Манхэттен...

Мне дали целых двадцать лет безделья,

Систему изменить хотел один.

Вернулся я воздать им за веселье.

Мы возьмем Манхэттен, а потом Берлин!

 

Я послан был небесною рукою,

Меня послал вот этой родинки рубин.

Я послан был оружья красотою.

Мы возьмем Манхэттен, а потом Берлин!

 

Я так люблю тебя, мой ангелочек,

Твой дух и запах платьев выходных.

Но видишь, видишь там людей цепочки?

Я говорил тебе, что я один из них!

 

Ты любила меня в неудаче, но боишься, чтоб я победил.

Ты б могла задержать меня даже, но тебе не хватает сил.

Сколько раз я молил: пусть начнется, и крик был всегда один:

Мы возьмем Манхэттен, а потом Берлин!

 

Я не люблю твои таблетки, чтоб быть тонкой,

Модельный бизнес и уколы от морщин.

Я не люблю того, что сделали с сестренкой.

Мы возьмем Манхэттен, а потом Берлин!

 

Я так люблю тебя, мой ангелочек,

Твой дух и запах платьев выходных.

Но видишь, видишь там людей цепочки?

Я говорил тебе, что я один из них!

 

Спасибо за игрушки, что с любовью

Прислала ты: вот скрипка, бабуин...

Я долго упражнялся и готов я.

Мы возьмем Манхэттен, а потом Берлин!

 

Меня запомни, жил я для искусства.

А для тебя ходил я в магазин.

Вот День Отца пришел, а в доме пусто.

Мы возьмем Манхэттен, а потом Берлин!

 

First We Take Manhattan
They sentenced me to twenty years of boredom
For trying to change the system from within
I'm coming now, I'm coming to reward them
First we take Manhattan, then we take Berlin

I'm guided by a signal in the heavens
I'm guided by this birthmark on my skin
I'm guided by the beauty of our weapons
First we take Manhattan, then we take Berlin

I'd really like to live beside you, baby
I love your body and your spirit and your clothes
But you see that line there moving through the station?
I told you, I told you, told you, I was one of those

Ah you loved me as a loser, but now you're worried that I just might win
You know the way to stop me, but you don't have the discipline
How many nights I prayed for this, to let my work begin
First we take Manhattan, then we take Berlin

I don't like your fashion business mister
And I don't like these drugs that keep you thin
I don't like what happened to my sister
First we take Manhattan, then we take Berlin

I'd really like to live beside you, baby ...

And I thank you for those items that you sent me
The monkey and the plywood violin
I practiced every night, now I'm ready
First we take Manhattan, then we take Berlin

Ah remember me, I used to live for music
Remember me, I brought your groceries in
Well it's Father's Day and everybody's wounded
First we take Manhattan, then we take Berlin

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com