Окна-витрины "Студии Михаила Соловьева", выходящие сразу на две монреальские улицы, редко бывают зашторены. Особое внимание они привлекают вечером, что неудивительно: мы ведь все любим заглядывать в освещенные окна!

А здесь ведь можно увидеть не только кусочек чужого быта, но и художника за работой, и артистические посиделки. Да и само помещение - это, скорее, небольшой выставочный зал, заполненный самыми разными произведениями искусства.

Порой прохожие осмеливаются и стучат в окошко. Тогда гостеприимные хозяева открывают дверь, и собеседников в помещении становится больше.

Случайные гости говорят в основном на английском или французском, постоянные посетители - преимущественно на русском. Их привлекает и радость общения друг с другом, центром которого неизменно являются хозяева дома, Михаил и Оксана, и возможность  здесь, в галерее, выставляться и продавать свои работы... Для  многих русских художников, живущих в Монреале,  это немаловажно.

Не знаю, кто объединял  русскоязычную творческую интеллигенцию раньше, но впечатление, что в последние 4 года это делают именно Соловьевы.

Небольшой штрих: в первые же дни по приезде они разложили всем соседям, живущим в окрестности, открыточки в почтовые ящики: приходите посмотреть на картины! Потом дали объявления во все возможные газеты и журналы. Через небольшой промежуток времени Виолетта СафаровапригласилаМихаила сделать персональную выставку в галерее “Vandart, а галерея “Art & Culture” представляла его работы в самом центре Монреаля.А затем они с Оксаной организовали первую персональнуювыставкув собственной галерее.Всего их было десятка два, персональных и групповых, - и это всего за 4 года! Особенно ждал народ  вернисажей "Сокровища Рождества", где местные и "понаехавшие" художники вместе выставляли свои красочные веселые поделки к празднику.

Здесь многие художники познакомились друг с другом, а любители прекрасного - с авторами работ. Например,  шел как-то мимо  по улице замечательный акварелист Миша Кузнецов. До этого он года два в Монреале творил сам для себя, благо приглашен он был сюда на работу как гляциолог, то естьпродавать картины не было нужды. Увидел название студии, зашел. Через некоторое время в галерее успешно прошла персональная выставка Кузнецова, он стал известным и востребованным в Канаде. Ас Соловьевыми  теперь дружат семьями.

Пытался  Михаил привозить интересные выставки из России, но абсурдность и "неподъемность" требований российской таможни зарубили это дело на корню. Тем не менее, о выставке  "Субстанция времени" у посетивших ее - самые лучшие воспоминания.

Профессионально Соловьев состоялся еще в России: как театральный художник он выпустил более 40 спектаклей в разных городах - Москве, Красноярске, Новосибирске, Кемерово, Орле, Курске, Калининграде, Калуге и т.д.(кстати, последний - “Мышеловка” по Агате Кристи вышел в Калуге совсем недавно, в октябре 2014). Как график работал над оформлением книг, был главным художником русско-французского журнала “Сцена”.

- Художнику везде тяжело выживать, - размышляет он. - Это было во все времена и во всех географических точках. Искусство ведь не колбаса, на массовый спрос не рассчитано. И, слава Богу!  Главное - не перепутать, что для чего существует!  И прямой зависимости в виде немедленного материального вознаграждения за создание произведений искусства не бывает. Но пока я думаю о творчестве больше, чем о деньгах - я не потеряю свой талант. 

Бывало, общаясь с художниками не очень даровитыми, а иногда даже глядя на работы признанных мастеров, порой ловила себя на мысли, что авторы в стремлении "быть узнаваемыми" сознательно загоняли себя под какой-то художественный шаблон, определенную форму; спекулировали единожды удачно найденной темой или живописным приемом, колоритом, композиционным решением.  То есть, не столько вырабатывали свой стиль, сколько копировали собственные "фирменные" детали. Соловьева тоже не спутаешь ни с кем другим, но каждое произведение, вышедшее из-под его кисти, кажется легким, естественным, сделанным на одном дыхании.

Будь то портрет сына, озадаченного первым днем в школе, омытая морем ракушка или " вкусный" натюрморт" - каждая вещь  обращает на себя внимание виртуозностью техники, приглушенным  колоритом, игрой светотени, придающей предметам хрупкостьи зыбкость. Его любимой техникой является акварель, и это заметно даже в больших живописных полотнах: им свойственна такая же хрустальная зыбкость, легкость мазка, нежность палитры, сквозь которую словно сквозь дымку просвечивает жизнерадостный насыщенный цвет.

Михаил много работал как театральный художник. Может быть, поэтому предметы на его картинах кажутся немного условными, обобщенными: если это роза, то не только что срезанная и благоухающая, а - образ розы, если свеча - то, скорее, символ горения, света.  Для него важно не столько сиюминутное впечатление от предмета, но его осмысление - порой философское, порой ироничное...

- Искусство - это попытки понять и объяснить мир, и, с моей точки зрения, самая важная часть человеческой деятельности, - говорит он. - Все остальное - и тысячу раз прав Тарковский! - “костыли и протезы”. У всех творцов для этого свои, им созвучные инструменты: у кого слово, у кого звук… у меня - краски, пятна и линии. Если по каким-то причинам я буду лишен возможности изучать и описывать мир, станет очень скучно и, по большому счету, бессмысленно жить.

Я считал так всегда, и после переезда сюда мои принципы не изменились.

К тому же смена среды - очень полезное явление для художника. Это смывает привычки, некоторую жизненную размеренность, колею. Заставляет с детским удивлением оглядываться вокруг и открывать для себя мир заново.

Кроме того, в Канаде исчезла привычка находится в постоянной боевой стойке. В метро не надо уворачиваться от локтей, перепрятывать бумажник и следить, как бы в твою сумку не залезли. На дороге не нужно вклиниваться в поток и не дать себя подрезать. Каждый встречный человек перестал быть потенциальным противником и превратился просто в человека, у которого, собственно, нет задачи тебя"надуть" или что-то с тебя получить. (Ну, если он не коммивояжер, конечно - но их сразу видно).

Да и возможность творить без оглядки на стереотипы дорогого стоит  (не говоря уже о том, что совершенно нереально представить себе собственную галерею  в Москве)...

Поэтому он берется за разные жанры, разные техники. Помимо рисунков, акварелей, ,  живописных полотен, с удовольствием делает жикле - высококачественные копии своих работ, выполненные буквально в нескольких экземплярах, в которые потом собственноручно вносит какие-то изменения.

- Они стоят намного меньше оригинала, и в то же время, благодаря ручной проработке, в них присутствует частица души автора, - объясняет художник.- Да и самому интересно: каждый раз получается практически новая работа.

А недавно на блестящую идею натолкнула обычная кафельная плитка. Как говорится, в умелых руках она превратилась в настоящие маленькие шедевры. На таких плитках Михаил рисует тушью и сусальным золотомсвоеобразные иллюстрации к переведенным на французский и английский любимым строчкам из Вертинского, Павла Кашина и Бориса Гребенщикова  (что интересно, их покупают как раз местные жители - не потому, что фанаты русской поэзии илиГребенщикова. Просто красиво!). А то и просто всякую живность: птиц, кузнечиков, даже комаров. Блестяще выполненные, оригинальные, они расходятся очень быстро (их копий - тоже единицы), тем более, что автор в каждой плиточке просверлил отверстия и вдел в них крепкий кожаный шнурок...

Сам он их шутя называет “Поэзия в камне”.

Соловьев вообще - большой труженик. Не случайно, когда мы заговорили (неизбежно!) о его любимых художниках, ответил мгновенно: Пикассо, Рембрандт, Микеланджело. Причем отзыв о последнем многое говорит:

- Благодаря прочитанной лет в 15 книге "Муки и радости" Ирвина Стоуна я осознал, что искусство - это, в первую очередь, ремесло, это тяжелая работа, которую надо делать и делать.

Михаил участвовал в выставке Союза Художников Канады в зале Тюдор в монреальском торговом центре Оgilvi (его картину "Спящий ангел" даже разместили на постере этой выставки). Союз художников Бэконсфилда недавно приглашал провести мастер класс "Как за час написать натюрморт ".

С удовольствием вспоминает дни, проведенные в Шарлевуа на национальном фестивале живописи “Мечты Осени”, где он второй раз был финалистом.

- Сейчас к индивидуальным уроками прибавились курсы в SynStudio - прекраснойарт-школе, где я веду два курса, - перечисляет он. - Там занимаются люди разных возрастов, получившие профессиональное образование, но решившие, так сказать, доучиться. Сам с ними многое узнаю...

В общем, не скучно! Единственно чего не хватает - причем хронически - времени. Проектов и идей больше, чем я в состоянии осуществить…

А еще Соловьев великолепно владеет словом. Несколько лет назад с удовольствием читала его  глубокие неординарные статьи об искусстве в местном журнале "Остров" . Некоторое время он издавал и собственный журнал - "Студия М" - умный, изящный, красивый. К сожалению, заданная им высокая планка и финансовые возможности вошли в некоторый диссонанс, но те номера, которые вышли, тоже можно отнести к произведениям искусства.

Тем более, что вокруг журнала сформировался круг неравнодушных, творческих людей.

- Идея с журналом всплыла как-то естественно и легко, - рассказывает Михаил. - Он получился отличный, полноцветный, добротный. С нами работали прекрасные авторы - и  мои московские знакомые и друзья,  и те, с кем познакомился здесь, например, Миша Кузнецов. В результате все материалы были эксклюзивные, никаких перепечаток.

Это был прекрасный проект, свежий и вкусный, собравший много талантливых людей. 

Но с самого начала я знал, что если со временем не найдется человек, который возьмет на себя финансовое руководство проектом, журналу долго не протянуть. Ведь невозможно заниматься одновременно и созданием, и реализацией продукции - слишком уж разные интересы при этом. Через полгода, с шестого номера стало понятно, что либо надо опускать качество журнала, либо останавливать проект. Терять качество мешал врожденный перфекционизм, поэтому проект просто остановили. Надеюсь, на время. 

Мы с Михаилом беседуем в его студии, небольшой, но кажущейся просторной  и светлой из-за огромных окон и очень праздничной - из-за его картин. Надо сказать, что семья, в которой есть еще двое достаточно взрослых детейживет тут же, во внутреннем помещении квартиры. Дорога туда лежит через небольшой коридор-кухню-библиотеку (эдакое три в одном!). Стены этого крошечного помещения "зашиты" полками с книгами, возле которых невозможно не остановиться. Потому что все мы - из той эпохи, когда книги по искусству доставались с невероятным трудом, зато и прочитывались, просматривались - до дыр. А теперь здороваешься с ними взглядом, как со старыми знакомыми...

- У нас собственная галерея - она же мастерская (где я пишу сам), студия (где я даю уроки) и дом, где мы все и живем, - улыбается хозяин. -  Одно место для всего. Мы так еще  не определились: то ли мы живем в галерее, то ли галерея у нас в доме.Но работа занимает почти все наше время:  студенты (кстати, благодаря которым я держу себя в отличной профессиональной форме!), выставки, вернисажи, контакты, клиенты, события…

Как это обычно бывает в творческих семьях, Миша и Оксана очень разныеОн говорит спокойно, сдержанно, собеседника слушает с мягкой улыбкой. Она - энергичная, стремительная, очень артистичная - не зря ведьмного лет была ведущей актрисой ХабаровскогоТЮЗа, а потом работала в Московском Областном камерном театрегде  блестяще  сыграла много замечательных ролей, среди которых Наташа в “Трех Сестрах” по Чехову, Аманда в “Кабале Святош” по Булгакову. Да и сейчаспостоянно придумывает что-то новое, участвует в интересных проектах. Например, недавно ей снова предложили читать для детей на русском и на французском сказки в ЦентральнойбиблиотекеМонреаля(там проводятся мероприятия для разных  общин,живущих в этом многонациональном городе). Но как просто сказать: читать сказкиКаждыйразкчасовомупредставлениюОксанаготовитсянеделю. Вместе с мужем они делают кукол, и получается настоящий спектакль.

- Мне повезло с женой - без нее этого всего бы не было, у меня физически не хватило бы сил все это тащить, - признается Михаил. -  Вдвоем это и легче, и интереснее. Да и приятно это - жить в Красоте, и ею же, Красотой заниматься… В общем-то, и желать больше нечего.

(К слову, Оксана на вопрос, чем занимается ее муж, всегда отвечает: “делает Красоту”).

- Мы приехали в Канаду всего 4 года назад, - мой собеседникснова словно возвращается в те дни. - Оксана тогда только-только отыграла премьеру в Камерном, а через неделю - вуаля! -  за окном  -монреальский снег.

Мы сразу решили, что разносить флаеры, подрабатывать на бензоколонках или переучиваться на страховых агентов не будем, а будем пытаться зарабатывать на жизнь тем, что умеем делать лучше всего. Искусством. 

"Курица - совсем не птица, если небо ей не снится"...

Нам - снится! 

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com