Весной 2014 года  исполнилось 205 лет со дня рождения гения  русской словесности Николая Васильевича Гоголя.  В связи с этим событием уместно рассказать о тех гранях таланта  и деятельности великого  писателя, которые не столь известны широкому читателю, как его литературные произведения. Речь пойдёт о личности Н.В.Гоголя как глубокого знатока истории архитектуры и урбанистического мыслителя. 

Н.В.Гоголь (01.04.1809 – 04.03.1852) происходил из помещичьей семьи старинного дворянского рода Гоголь-Яновских и был крещён под фамилией  Яновский.  Место рождения (родовое поместье) находилось вблизи станицы Большие Сорочинцы Полтавской губернии.

В Собрании сочинений каждого великого писателя имеется раздел, в котором представлены письма, дневниковые записи, статьи популярно-научного содержания, эссе и пр.   Эти разделы в большей степени интересуют не читателей, а профессионалов биографов,  психологов, философов и других «человековедов». Здесь они находят и исследуют информацию о круге интересов писателя, его эрудиции, мировоззрении и психофизической конституции.

 

ИСТОКИ ГОГОЛЕВСКОГО УРБАНИЗМА

Из творческого наследия Н.В.Гоголя извлечён его глубокий интерес к архитектуре городов, который положил начало непрерывающейся уже век традиции «литературного градоведения», созидаемого трудами отечественных и зарубежных урбанистов,  сформировавших раздел науки под брендом «Гоголь и город».

Архитектура – по словам Н.А.Гоголя – это летопись мира. Она несёт в себе уникальную информацию о жизни людей в давно прошедшие исторические эпохи.  Глубокие размышления писателя на эту тему в литературно-публицистической и образно – фантасмагорической форме рождались из его тяготения к Истории, как таковой, и его попыток преуспеть на учёном поприще (1829 – 1835г.г.)  Он учительствует  в Патриотическом институте  в Петербурге, пробует занять кафедру всеобщей истории  в только что открывшемся Киевском университете.  Не получив  этого назначения, поступает на должность адъюнкт-профессора в Петербургский университет, где в течение трёх семестров преподаёт историю средних веков. Не справившись с совмещением напряжённого литературного труда и лекторской работы, подаёт в отставку. Но интерес к истории и истории архитектуры не оставляет его всю жизнь.

 

ГОГОЛЬ – «фигура дорожная»

Естественно, что город для начинающего  писателя – это место, где он находит избранный круг общения, литературную среду, аудиторию ценителей,  издателей и критиков. Закономерно, что сразу по окончании  Гимназии высших наук  в Нежине, 19-летний Гоголь приезжает в Петербург, имея  литературный задел  в рукописном гимназическом журнале, для которого много писал стихов, исторических поэм, трагедий и сатиру. Активно сотрудничал с однокашниками – Александром Данилевским ( его пожизненным другом), Герасимом Высоцким , Нестором Кукольником.

Петербургский период жизни Гоголя и путь к бесспорной литературной славе хорошо известен. Здесь речь о другом – об «охоте к перемене мест». Живя в Питере и сверх напряженно работая, он не сидит на одном месте. Меняет адреса, грезит об Америке, срывается в Германию в г. Любек, посещает проездом Москву. А в июне 1836г. уезжает за границу, где пробыл с короткими перерывами целых 12 лет.

 Он не чувствует себя уютно в северной имперской столице, главную улицу которой он воспел как «всемогущую, всеобщую коммуникацию», на которой притом «всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется». Он тоскует от вида «пустынных грустных и безлюдных наших пространств, неуютных пространств городов N, где дома то казались затерянными среди широкой, как поле, улицы и нескончаемых деревянных заборов; то местами сбивались в кучу», а центральные площади изображает как царство свиней («Коляски») или как гигантскую лужу («Миргород»).

Южанин слабого здоровья, он ищет по миру городское пространство не помпезное, не грандиозное, но уютное, тёплое, архитектурно привлекательное,  наполненное  человечной обыденностью и повседневностью. Поиск укромного места мог происходить от его психофизического состояния, сложившегося под влиянием семейных обстоятельств. В семье родились 12 детей - 6 мальчиков и 6 девочек. Третий в очерёдности рождения сын Николай, к моменту смерти отца 15-летний гимназист, оказался единственным мужчиной в семье и старшим братом четырёх сестёр. От близкого и частого соприкосновения со смертью у него вполне могли развиться такие черты характера как поведенческая неровность, мнительность, неистовая религиозность   и непоседливость.

Какая-то внутренняя причина (или несколько причин) гонит его по городам и весям. Писателя жгуче интересуют новые места, новые города, характеры их жителей. Он живёт в Германии (Франкфурт, Дюссельдорф), в Швейцарии (лечится), в Париже и Ницце, в Риме, который стал для него как бы второй родиной, где он пишет «Мертвые души» и сжигает второй том этой книги. В начале 1848г. он отплывает из Италии в Палестину поклониться Гробу Господню, оттуда морем через Одессу возвращается в Россию и поселяется в Москве на Никитском бульваре д.7. Но живя в Москве, он постоянно и надолго отлучается то в Калугу, то в родовую Васильевку, то в Одессу, где проводит пять зимних месяцев предпоследнего года жизни.

В восприятии  городов  и стран у писателя главенствуют обобщения, пространственные планы и панорамы, понимание города как среды жизнедеятельности его обитателей, которые он излагает в образно литературной или публицистической форме. Гоголь чувствовал природу города чрезвычайно тонко. В статье «Об архитектуре нынешнего времени» в 1831г. 22-летний Гоголь представил своё видение пространства в виде городской улицы, которая вмещала бы в себе архитектурную летопись - летопись мира: «…чтобы начиналась она тяжёлыми мрачными воротами – прошедши которые зритель видел бы с двух сторон возвышающиеся, величественные здания первобытного дикого вкуса… потом постепенное изменение её в разные виды: высокое преображение в колоссальную, исполненную простоты египетскую, потом в красавицу греческую, потом в сладострастную александрийскую и византийскую с плоскими куполами, потом в римскую с арками в несколько рядов… потом готико-арабскою, потом чисто готическую, венцом искусства, дышащею в Кельнском соборе, потом страшным смешением архитектур, произошедшим от обращения к византийской, потом древнею греческою в новом костюме и наконец, чтобы вся улица оканчивалась воротами, заключившими бы в себе стихии нового вкуса. Эта улица сделалась бы тогда в некотором отношении историею развития вкуса, и кто ленив перевёртывать толстые томы, тому бы стоило только пройти по ней, чтобы узнать всё».

И там же: «Город нужно строить таким образом, чтобы каждая часть, каждая отдельно взятая масса домов представляла живой пейзаж. Нужно толпе домов придать игру, чтобы она, если можно так выразиться, заиграла резкостями, чтобы она вдруг врезалась в память и преследовала бы воображение». « Пусть в одной и той же улице возвышается и мрачное готическое, и колоссальное египетское, и проникнутое стройным размером греческое». В городе, допуская смешение архитектурных стилей,  Гоголь больше всего ценил гармонию, полноту, сложность и единство повседневной жизни. Его наблюдения и размышления  оформились в концептуальную урбанистическую  триаду: город – архитектура – человек.

Через 10 лет в отрывке «Рим» зрелый, обогащённый опытом жизни в вечном городе, писатель существенно развивает свой взгляд на город. Рита Джулиани – итальянская исследовательница римского периода жизни Гоголя – пишет: « Многие его догадки предвосхищают выводы, к которым в ХХ в. придут специалисты по урбанистике и истории архитектуры», « писатель опережает на целое столетие учёных – урбанистов». Суть этого опережения сформулировал А.В.Иванов (архитектор, урбанист, исследователь) – как переход  от понимания города как суммы домов к городу -   среде жизнедеятельности его обитателей. И высказал сожаление, что к такому подходу пока ещё не приблизились многие наши современные зодчие-градостроители.

В отрывке-эссе «Рим» глазами вымышленного персонажа – некоего молодого итальянского князя - Гоголь передает читателю своё авторское восприятие описываемых городов, его чувственное волнение и панорамное видение.

 

ПАРИЖ. Князь всматривается в город, «… поражённый движением, блеском улиц, беспорядком крыш, гущиной труб, безархитектурными сплочёнными массами домов, облепленных тесной лоскутностью магазинов, безобразием нагих неприслонённых боковых стен…светлой прозрачностью нижних этажей, состоявших только из одних зеркальных окон».

ГЕНУЯ. « В двойной красоте вознеслись…её пёстрые колокольни, полосатые церкви из белого и черного мрамора и весь многобашенный амфитеатр её,… теснота между домами высокими, треугольные маленькие площади и между ними, как тесные коридоры, изгибающиеся линии улиц».

ФЛОРЕНЦИЯ. «…тяжелый граненый купол ее собора, темные дворцы царственной архитектуры, строгое величие».

ВЕНЕЦИЯ. «Стоит Венеция, отразив в Адриатические волны свои потухнувшие дворцы, и разрывающей жалостью проникается сердце иностранца, когда поникший гондольер влечет его под пустынными стенами и разрушенными перилами безмолвных мраморных балконов». «Эти величавые архитектурные чуда остались как призраки, чтобы попрекнуть Европу в её китайской мелочной роскоши, в игрушечном раздроблении мысли».

 РИМ. «… пред ним в чудной сияющей панораме предстал вечный город. Вся светлая груда домов, церквей, куполов, остроконечий сильно освещена была блеском понизившегося солнца. Группами и поодиночке один из-за другого выходили дома, крыши, статуи, воздушные террасы и галереи; …там выходил целиком темный дворец; там плоский купол Пантеона; там убранная верхушка Антониновской колонны с капителью и статуей апостола Павла;  правее возносили верхи капитолийские здания с конями, статуями; еще правее над блещущей толпой домов и крыш величественно и строго подымалась темная ширина Колизейской громады… ни словом, ни кистью нельзя было передать чудного согласия и сочетания всех планов этой картины». И наряду с пафосом «… ему нравилось это чудное слияние в одно, эти признаки людной столицы и пустыни вместе, … среди молчаливых заслонённых снизу громад, живой крик рыбного продавца у портика, лимонадчик с воздушной украшенной зеленью лавчонкой перед Пантеоном», звонкая межоконная перекличка   римлянок,  из которой прохожий мог совершенно знать все домашние тайны.

 

Благодарная память городов

Чем же города, в которых побывал Н.В.Гоголь (и в которых не был), отплатили своему певцу? А тем, что   дали своим улицам имя писателя, и улиц таких в наших городах не счесть.   Причём многие из них получили это великое имя в  навечный подарок не в советское время, а задолго до революции по случаю юбилейных дат.

В 1902г., в память 50-летия со дня смерти, имя Гоголя получили улицы в Санкт-Петербурге, Одессе, Витебске, Пскове, Барнауле, Уфе, Харбине и др. В Риме тогда же была установлена мемориальная доска на доме по ул. Систина, где были написаны «Мертвые души».

В 1909г. по случаю широкого празднования 100-летия со дня рождения  Гоголя, улицы его имени появились в Баку, Полтаве, Харькове, Саратове, Царицине, Екатеринбурге, Томске, Алматы… Тогда же в Москве предлагалось переименовать Арбатскую площадь в Гоголевскую. Но этого не случилось, воздвигли лишь памятник писателю работы скульптора Н.А. Андреева  в верхней части Пречистенского бульвара, который, однако,  к 115-летию Гоголя был - таки переименован в Гоголевский.

Примечательно, что все улицы, носящие это имя, как будто по мистическому сговору с самим Гоголем соответствуют его урбанистическому вкусу: они около центральные, но не пафосные,  уютные, почти «домашние». Таковы улицы Гоголя в Одессе, Баку, вполне уютный Гоголевский бульвар в Москве.

Улицы Гоголя есть и сохраняют свои названия в Риге, Кишинёве, Караганде, Бишкеке. Украина же, где Гоголь признан национальным достоянием, вся унизана улицами его имени – только в Киеве их четыре. В Харбине, было утратившая это имя улица в 1958г., в 2003г. вернула его и стала популярной туристической  зоной с российским колоритом.  Улицы Гоголя сохраняются на постсоветском пространстве, в отколовшихся странах, до сих пор, несмотря на довольно неприязненное подчас отношение к совместному с Россией историческому прошлому.  А вот в Таллине и Ташкенте такие улицы недавно были переименованы.

В Санкт-Петербурге улица Гоголя, которая носила имя великого писателя в течении 90 лет, и где  поныне сохранился дом №17 (на рисунке справа) его  трёхлетнего проживания вплоть до отъезда за границу, в горячке перестройки и зуда переименований  7 июля 1993г. была лишена этой причастности к великому писателю и получила  возвратное название -    Малая Морская.

Однако ничто не мешает надеяться, что «культурная столица России» и петербуржцы вернут - таки Гоголю «гоголево» к 205-летию со дня его рождения. А вдруг!

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com