Как рассказать о человеке, с которым вместе прожита вечность, вернее, больше, чем полвека.

Одно из самых ранних воспоминаний, вскоре после того как мы поженились, — Эдуард, сидящий где-нибудь на диване или в кресле с отсутствующим взглядом, и, вообще, с полным отсутствием присутствия.

С годами я научилась опознавать это как время, когда он строит свои воздушные замки. Уже здесь, в Канаде, однажды журналистка, которая брала у Эдуарда интервью для журнала, абсолютно точно заметила, что задавать вопросы о воздушных замках и о замках, сотворённых из камня, лучше всего архитекторам и художникам. Когда же человек в одном лице сочетает эти две профессии, можно понять, что ответы будут очень интересными.

Эдуард Табачник закончил художественную школу при академии и Петербургскую (Ленинградскую) Академию Художеств с дипломом Архитектора и Художника.

Академия давала своим студентам работать с натурщиками и на пленэре, глубокое понимание цвета и материала.

В этот период Эдуард очень увлекался рисунком, иллюстрациями. Несколько его работ экспонировались на Всесоюзной выставке графики в Русском Музее.

После окончания Академии Эдуард женился на москвичке и переехал в Москву.

Он начал работать в Моспроекте, в группе, которая проектировал Останкинский Телецентер.

Художественное образование и способности пригодились сразу. Эдуард должен был выполнить так называемые перспективы-гигантские панели с видами Останкино и самого проекта.

Параллельно с работой в Моспроекте Табачник участвовал в неофициальных выставках живописи московских нон-конформистов.

Возможность выставляться была ограничена официально дозволенными темами и стилями, из которых единственно признанным был так называемый социалистический реализм. Для художника, который работал или пытался работать в другом стиле, все двери практически были закрыты.

Как член Союза Архитекторов, устраивал персональные выставки в Московском Доме Ахитектора. Он также работал, как иллюстратор книг в издательстве Советская Россия, в журнале Вокруг Света публиковались его иллюстрации.

В 1972 году Эдуард с семьёй иммигрировал в Израиль. Там он работал в мастерской известного архитектора над такими крупными проектами как Центр Конгрессов, Коммерческий Центр, многоэтажное здание отеля.

Параллельно он продолжал заниматься живописью, имел персональную выставку в Ашкелоне, участвовал в нескольких выставках в Тель-Авиве. Жизнь на новой земле только начала налаживаться, как началась война Судного Дня. Когда отзвучали сирены и война была закончена, началось затишье в экономике.

Эдуард решил искать работу в Европе. Он улетает в Бельгию, где по рекомендации устраивается работать в архитектурный офисе в пригороде Брюсселя. Почти в течении года он проектировал большую серию жилых домов, которые очень довольный владелец компании успешно продавал прямо на корню.

Однако в то время Бельгия была страной, где иммигранту адаптироваться в замкнутом обществе было почти невозможно. В итоге семья решила иммигрировать в страну более открытую для иммигрантов — в Канаду.

Эдуард прилетел в Торонто первым, и спустя полгода к нему присоединилась семья.

Новый материк, новая страна, всё нужно было начинать сначала. Всю мебель и вещи, включая офортный станок для изготовления гравюр, вывезенные с таким трудом из Москвы, пришлось оставить в Израиле.

В Торонто всё пришлось приобретать заново. Но самое главное — работа!

Эдуард начинает работать в конструкторском бюро. Канада не признавала иностранных дипломов, так что Эдуарду предстоял ещё длинный и трудный путь, чтобы подводить свое звание архитектора. Прежде, чем приступить к сдаче экзамена по языку и архитектуре, ему было необходимо приобрести так называемый "канадский опыт", работая в архитектурном офисе под началом архитекторов, имеющих местную лицензию. Проработав в таком офисе семь лет, Табачник сдал все необходимые экзамены и стал членом Ассоциации Архитекторов Онтарио и членом Королевского Архитектурного Института Канады. Он открывает свой собственный архитектурный офис в Торонто. Параллельно Эдуард сдаёт экзамены в Америке на звание архитектора и получает лицензию в штате Нью-Йорк. Эдуард проектирует различные здания в Торонто и Онтарио и учувствует в ряде архитектурных конкурсов. Одно из спроектированных Эдуардом зданий было удостоено награды "Лучший проект" и специального диплома одного из муниципалитетов Большого Торонто.

Все эти годы он продолжает активно заниматься живописью. Темы полотен меняются, но приверженность своим "идеалам" остаётся. С тех пор, как еще в студенческие годы Эдуард познакомился с кружевными башнями собора "Святое Семейство" Гауди в Барселоне, он полюбил эти ажурные, улетающие ввысь, полные света башни. Возможность создать из камня легкое кружево, пропускающее свет, привлекает Эдуарда и в архитектуре, и в живописи. Он использовал эту идею и в архитектурных проектах, сделанных для участия в конкурсах.

В последствии Эдуард написал четыре полотна маслом, изображающие Барселонский собор в будущем в разливные часы дня и ночи. Названия картин — "Утро", "Полдень", "Вечер", "Ночь".

Глядя на них, можно сразу понять, как важен для художника свет, как он умеет передать не только ощущение времени дня и ночи, но и настроение, присущие каждому моменту. Увлечение светом и композицией идут у него от приверженности и восхищения Рембрандтом. Для Эдуарда работы Рембранта — это цель, к которой должен стремится каждый художник, считающий классическую традицию живописи основой своей работы. По мнению Табачника, чтобы стать мастером в живописи, скульптуре нужно тщательное и кропотливое изучение техники рисунка и живописи старых мастеров — вдохновение приходит в познании.

Эдуард путешествует, всегда проводя много времени в музеях, находя в них радость и источник творческой энергии, открывая все новые "секреты" старых мастеров, которые помогают ему находить новые идеи и темы своих работ.

Ещё в России Табачник "открыл" для себя живопись Чурлеиниса. Этот литовский композитор и художник был очень увлечён космосом, он сочинял музыку о космосе и писал картины, которые звучали, как музыка. Многие, глядя на картины Эдуарда, уверяют, что они "звучат". Тайны космоса, происхождение Мира, Вселенная были всегда притягательны для Эдуарда.

Журналистка интервьюировавшая Табачника в Торонто, определила своё ощущение от многих его работ, как "звучащую вечность". Она почувствовала поэтичность и музыкальность его картин, называя их "музыкальными портретами". Художник часто ставит перед собой задачу изобразить, по его собственным словам, "неизобразимое", проникнуть в "непознаваемое". Например, он верит в существование некой "музыкальной энергии" (иначе чем можно объяснить, что человек начинает писать музыку, еще будучи ребёнком?) Как изобразить её в живописи?

Тема происхождения Мира в его работах естественно связана с еврейской мистикой и каббалой.

Прошлое, настоящее и будущее — что это? Можно ли это изобразить? Как показать связь и переход от прошлого к настоящему и к будущему? Неизвестность, неопределенность, гипотезы — всё это стимулирует воображение художника, рождает желание найти способы, символы для воплощения на полотне.

Эдуард верит в существование "энергии искусства", которая проявляется через вдохновение.

Он считает, что мы постоянно "путешествуем" из прошлого через настоящее в будущее, туда и обратно. Время в "энергии искусства" не имеет направления, настоящее и будущее могут сосуществовать одновременно. Далеко не все верят в теорию эволюции.

Кто может быть полностью уверен в том, что "боги" из других миров не спустились на Землю в своих небесных летающих объектах и не принесли жизнь, науку, культуру? Эту идею "божественного" Эдуард представляет, как реальную сущность — летящий город, несущий время и пространство. Почти на каждой его картине можно увидеть этот символ.

Художник называет свой стиль "Романтическим экспрессионизмом". Сам Табачник определяет его так — "Современная живопись зашла в тупик... Нефигуративная живопись исчерпала свои возможности и повторяет себя снова и снова. Мы должны вернутся к фигуративным формам с их неограниченными возможностями... Основные законы живописи оставались всегда неизменными композиция, пропорции, цветовая гармония, время и пространство, и всегда будут присутствовать в работах художников... Живопись это форма энергии, которая распространена по всей Вселенной, художник связан с этой энергией и обнаруживает её благодаря своему вдохновению... Для меня "Романтический экспрессионизм" — это способ самовыражения... Меня, как и старых мастеров, вдохновляют вечные мотивы картины, архитектура, скульптура, и я стремлюсь воплотить эти вечные темы, используя современные средства выразительности".

Обычно художник пишет "серии". Появляется идеа, тема картины, но чаще всего ему трудно "высказаться" на полотне. За годы жизни в Канаде были созданы ностальгические "серии", такие, как "Залы Эрмитажа", в которых эрмитажные залы предстают в причудливо редактированном виде. Интересна серия "Античные музыкальные инструменты". Композиции в ней различные, формы может быть пейзаж, театральный зал, ложи которого отражаются в зеркальной воде озера, музейный зал, стены которого увешаны картинами Эдуарда, или многоплановый мираж "параллельных" миров. На каждой картине этой серии изображен какой-либо старинный, уже не существующий сегодня, музыкальный инструмент.

Италия — всегда образец неповторимой красоты в природе, архитектуре, живописи.

У Эдуарда был, и до сих пор продолжается, свой "итальянский" период. По мере того, как картины уходят в дома коллекционеров и поклонников его работ, он всегда испытывает потребность вернутся к итальянским темам. Это — Венеция в серебристом тумане и собор Святого Марка на фоне мерцающего золотом закатного неба, натюрморты, где фоном служат узнаваемые, красивейшие уголки Италии.

Одна из "итальянских" картин была представлена на передвижной европейской выставке, посвященной Миллениуму. После выставки был выпущен альбом "Мировая художественная коллекция 1001 причина любить Землю", в которой помещена работа Табачника.

Античный мир, руины греческих, римских городов, скульптура часто служат для художника основой для создания картины, где древность переплетается с современностью, оказывается частью сегодняшнего дня. На выставке "Классический мир и его влияние" в музее изящных искусств в университете МакМастер в Гамилтоне (Канада), картины Эдуарда демонстрировались, как образец использования классического наследия в современном искустве.

Художник удостоен звания Рыцаря Ордена Александра Македонского, основанного с целью отметить и признать заслуги людей, внесших значительный вклад в различные области културы, искусства, науки и общественной жизни. Среди основателей и членов этого ордена — художник Сальвадор Дали, скульптор Генри Мур, поэт Жан Кокто, писатель Э. Юнгер, астронавт Джон Глен, президент Р. Рейган, артист Петр Устинов и многие другие. Присуждение Э.Табачнику звание рыцаря Ордена Александра Македонского происходило в Торонто в присутствие большого числа гостей из Канады и США Вице-Грандмастером Ордена.

Почётный диплом и орден были вручены художнику Чешским Консулом в Штате Нью-Йорк Д. Заврелом и Вице-Грандмастером Ордена доктором В. Грейтбатчем, изобретателем аппарата "искусственный водитель сердца". В своей речи консул Заврел сказал: "Нет необходимости перечислять всех бывших и настоящих членов нашего Ордена... Я бы хотел напомнить лишь об одной моей встречей с немецким писателем Э. Юнгером. Это было за полтора года до смерти, которая наступила на 103 году его жизни...Я запомнил его слова "Надежда приводит нас гораздо дальше чем страх". Эти слова поддерживают нас заставляют неустанно работать во имя добра, несмотря на все препятствия и неудачи. Они же будут звучать всякий раз, когда мы будем вспоминать этот особый день, проведённый с любимым нами художником Эдуардом Табачником..."

В работах художника важное место занимает еврейская тематика. Такие близкие его творчеству темы, как происхождение Мира, Пространство, Время, связаны для него с еврейской мистикой, тайнами Каббалы, с еврейской историей. Он использовал идею "Дерева Жизни" каббалы в архитектурных проектах. С одним из них он участвовал в конкурсе на мемориал жертвам авиационной катастрофы в Пенсильвании, происшедшей в трагический для Америки день 11 сентября 2001 года. Одна из картин Табачника воссоздаёт Большую Берлинскую Синагогу, сожжённую фашистами. Он заполнил интерьер молельного зала евреями, покрытыми талесами, скорбящими и молящимися за души всех невинно загубленных. Исход евреев из Египта, обретение ими Торы, еврейские символы воды, огня, земли всё это он пытается передать в своих работах. По словам Эдуарда, он, как архитектор, не раз задумывался об архитектуре Второго Храма. Появилось несколько картин, на которых он "выстроил" Храм, основываясь на знакомстве с архитектурой периода Царя Ирода. Конечно, это не проект, а живопись отражающая атмосферу времени и величие Храма.

Можно закончить это далеко не полное описание творчества художника, вернувшись снова к его парящим "носителям" времени, например, к картине "Прибытие Третьего Храма", как к обещанию надежды мира и покоя.

http://www.edtabachnik.com/

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com