Юрий Диков,художник

Родился в Одессе в 1946 году. Гражданин США.

Специальное образование - Одесское художественное училище, 1965г.

Высшее художественно - промышленное училище, Ленинград, 1971г.

1983 - 1995 художник, как лицо свободной профессии

С 1995  живет и работает в Бруклине, США в качестве дизайнера интерьеров и архитектуры.

Продолжает работу как художник.

 

ВЫСТАВКИ ПЕРСОНАЛЬНЫЕ

1984  БУР-ДЮК Ленинград,Россия

1985 АРТ СТУДИЯ Натальи Стельмах Одесса, Украина

1991 КОЛЛАЖИ  Москва, Крапивинский,4 Россия

1992 Музей Западноевропейского искусства Одесса, Украина слайдшоу, коллажи

1993 ЭКО ДЕ АРТЕ МОДЕРНО Италия Флоренция галерея Канделайо

1994 АРТ МУЗЕЙ Оулу, Финляндия, пастели

1998 OrangeBearNYC, pastels

 

ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ

1987-88 ПАЛЕ РОЯЛЬ Открытая выставка художников – нонконформистов Одесса Украина

1989 АВАНГАРД I, АВАНГАРД II Одесса, Украина

1990 ПОИСК АБСТРАКЦИИ  Ретроспектива авангарда Москвы, Москва, Россия

1991 АРТ МИФ Международная Арт Ярмарка , Москва, Россия

1992 ТРИ РУССКИХ ХУДОЖНИКА Дэвис Арт Центр Галерея, США

1992 ДОМ 100 Последняя Выставка Андеграунда, Беляево, Москва, Россия

1993 БЛОККО ПЕР АРТИСТА Боргфорт, Италия

1993 ВОДА-ЖИЗНЬ  Арт проект ТИРС, Музей современного искусства, Одесса, Украина

1994 РАННАН МАТАЛА ГАЛЕРЕЯ Финляндия

1994 АРКТИНЕН ГАЛЕРЕЯ Финляндия

1994 БУМАЖНЫЙ МОСТ Выставка художников из Калифорнии и Одессы, Одесса, Украина

1996 Eight floor, inc.473 Broadway NYC, Inverted perspective installation art

2014 South of Navy Yard, 122 Washington av. Brooklyn NY

Pastel and digital print

 

БИБЛИОГРАФИЯ

Ритта Макела, КАЛЕВА, Ноябрь 1994, Финляндия

Сууоменнаа Кескивиикко, Ноябрь 1994, Финляндия

Олег Егоров, МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ, Сентябрь,1994,Москва

Елизавета Плавинская, СЕГОДНЯ, Сентябрь,10 1994 , Москва

Бруно Чиарини ЕККО де Арте Модерно, Ноябрь, 91 ,1993, Италия

Мария Каткова МОСКОВСКИЙ ХУДОЖНИК, Сентябрь 4,1992

Работает в технике масло на холсте, комбинированная техника на холсте и других материалах, акрил, пастель на бумаге, коллаж.

 

Работы в коллекциях

Оулу Арт музей, Финляндия

Музей современного искусства, ТИРС, Одесса

Арктинен Галерея, Финляндия

Кирсти Карлениус, Финляндия

Нортон Додж, Вашингтон

муниципальная галерея Беляево, Москва

муниципальная галерея А–3, Москва

галерея Эко де арте модерна, Флоренция

Сеппо Ремез, Несте, Финляндия

Милвио Соди, Флоренция, Италия

Соня Шинкаренко, Нью-Йорк, США

Семен Верник, Одесса, Украина

Валентин Хрущ, Москва, Россия

 

REPRESENEDBY

Arctinen Gallery, Finland director Kimmo Lehtinen

A-3, Municipal Gallery, Moscow, Russia director Vitaly Kopatchev

Jam Gallery, Poland Jaga Pozdiejew-Kozak

Morskaja Gallery, Odessa, Ukraine gallerist Tatiana Binovskaja

Galeria de Candelaio, Firence responsible director Paolo Barraci

Consultant Roberta Fiorini

 

ФИЛЬМОГРАФИЯ

1994 ВТОРОЙ (pеж. С.Рахманин) Кона-прим, Одесса, Украина

2014 Нью-Йорк Юры Дикова (реж.С.Рахманин) художник-постановщик, оператор, продюсер /в производстве/

 

Сейчас живет и работает в Бруклине, США.

1964-66th Street, Apt.5c

Brooklyn, New York                              

e-mail   Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.      

http://www.sonyaonline.org/artists/dikov

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чистый цвет подземелья, мифы и реальность

Некоторые утверждают, что звучание, издаваемое звездами при движении по орбитам, образуют шум, который они именуют гармонией

Аристотель

Звездный шум

 

Это одно из представлений древних, само по себе любопытно, так как теперь мы не можем не знать, что звезды движутся в пустоте, и шума, а тем более чудовищного грохота, естественно, производить не могут. Древние об этом размышляли, но они могли позволить себе полагать звучание.

Что касается темы, то образ "ШУМА", как воздействия, может послужить метафорой при попытке рассмотреть творческий процесс.

Всякая личность, а тем более склонная к самовыражению, двигаясь в этом мире, производит некий "шум", именуемый по разному, но неизменно присущий индивидууму.

Пытаясь осмыслить скрип, треск, громыханье, скрежет, а иногда и все вместе, то есть воздействие движения на самого себя и окружающих, трудно уловить гармонию или цельность.

И все же, мне кажется, можно обнаружить какую-то приверженность, предпочтение к определенному, какие-то закономерности.

Так как меня не  интересуют сейчас "шумы" тела (хотя это не менее интересно), то не остается ничего другого, как попытаться рассмотреть попискивание собственной души.

 

Бархат, младенец, золотая рыбка

Если рассматривать психику, душевную жизнь, как нечто отчасти формируемое средой, впечатлениями, некими эмоциональными "пиками ", то необходимо обратиться к детским впечатлениям, к наиболее сильным из них. Такие впечатления, особенно визуальные, формируют те элементы внутреннего пространства, среди которых развивается художественное сознание.

Одним из первых припоминаемых впечатлений детства были образы розового детского тельца на бархате. Золотой рыбки, неоштукатуренной деревянной стены крест-накрест обитой дранкой. Отдельно существует группа впечатлений,  связанная с подвалом, подвальным хламом и темнотой. Эти элементы образуют "подвижное нечто", которое склонно в дальнейшем постоянно себя проявлять, причем в самых неожиданных случаях.

Все элементы имеют в своей основе совершенно определенные вещи. Так, например, золотая рыбка - это пластмассовая игрушка, бархат - мамино платье и т.д.

Здесь не важен конкретный  “прототип", так как его значение превосходит его как вещь.

 

ПОДЗЕМЕЛЬЕ

Подземное, подвальное пространство детских воспоминаний - это ощущение некой мифической угрозы, неопределенно-безличной.

Которое странным образом переплелось с чувственно-телесными, любовно-эротическими переживаниями, что также имеет свои основания в конкретном впечатлении или их ряде.

В дальнейшем я обнаружил отголоски этих переживаний в работах "подвального периода”

Отвращение и страх к неведомому, "подземному” -  с одной стороны, и влечение к розовому, нежно-трепетному - с другой, образуют динамическую пару - один из элементов "подвижного нечто".

Детские впечатления получили неожиданно сильный резонанс, когда я впервые столкнулся с работами Яна Саудека.

Это были фотографии, на которых эротика детского и женского тела получила неожиданное звучание благодаря фону - старым облезлым стенам со следами значительных разрушений. Эти стены явно перекликались с моим "подземельем", вызывая воспоминания о детских играх в подвале.

Таким образом подтверждаются догадки о действенности того "нечто", которое выбирает, усиливает, и неожиданно "выталкивает" в сферу сознания разрозненные, казалось бы, факты, предметы, образы..

 

Прибрежный мусор

Мне бы хотелось коснуться важной для меня темы, темы побережья, получившую разработку в период 1979 - 1989 гг. В те годы я работал непосредственно у моря, среди скал, песка и волн. Это было естественно, так как одесситов всегда притягивает море. Существует даже специальное выражение. Говорят: "Ну у тебя и вид - на море и обратно", подразумевая под этим соответствующий костюм.

Мне удалось, кажется, "нащупать" некое соответствие в структурном и цветовом планах пастелей

с той средой, в которой я находился. Это соответствие можно определить, за неимением более подходящего определения, как "преобладающая ментальная структура". Это словосочетание обозначает для меня ощущение живой архитектоники внутреннего пространства, имеющее “личностную окраску", и, вместе с тем, "откликающееся на конструкцию среды - Скалы, Воду, Пену, Бетон. Ржавое железо и Морской сор.

Чистый цвет пастели дает технические возможности передать нежно-изумрудный, чувственно-розовый, жемчужно-серый оттенки в сочетании с голубизной и сверкающим стронцианово-желтым......Вся эта гамма коренится в пространстве побережья.

Выше я упомянул "морской мусор". Он привлекал всегда мое внимание. Видимо, я усматривал здесь какие-то аналогии с творческим процессом, возможно, все это базируется на, опять-таки, детских впечатлениях, которые мне не удается проследить.

Я почему-то вспоминаю войлок и жир у Бойса, мух и сироп у Дали, хотя в каждом из этих примеров есть наверняка своя собственная логика и свои собственные основания.

Единственное, что позволяет провести подобную аналогию – это "личностная окраска",  то "глубоковнутреннее",  что заставляет из всего разнообразия вещей и явлений, веществ и предметов, делать свой выбор.

Для меня переработанный волнами и песком, выброшенный на берег мусор является той материальной субстанцией, которая приобретает значение, не проясняя, откуда оно берется. Это особое значение я обозначил как "фант" - внутреннее присвоение.

 

Овал - след мирового яйца

Овал, точнее, ово, яйцо, я обнаружил в многочисленном ряде работ, выполненных в подвале. До этого он присутствовал в скрытом виде.

Во время прогулок и работы у кромки воды, разглядывая “мусор", камни, стекло, обкатанное волнами и песком, нетрудно заметить тенденцию к округлению, стремление к сферической форме.

В дальнейшем, работая в подвале, с  другого рода мусором, "Работа волн" (один из образов прежнего состояния) стала своего рода очистительной процедурой. Формально это выглядело как стремление к сглаживанию, округлению жестких граней, приближение к совершенной форме,  но более расширено процедура омовения - очищения приобретала иной смысл. Вплетается тема священного яйца - прообраза мироздания. "Концептуальный овал" -  в этой работе я сделал попытку

синтезировать интуитивное стремление к ово-образной форме с текстом, прослеживающим историю мифологии яйца в воззрениях, верованиях разных народов. Результатом стал более осмысленный подход в работе с формой. Чувствуя неудовлетворенность от постоянного соскальзывания в чувственное, тактильное, интуитивноe,  я принимаю приглашение поработать в проекте "Аква-Вита".

Авторы проекта - московские концептуальные художники Сергей Ануфриев, Ольга Зиангирова, Мария Чуйкова.

В рамках этого проекта я пытаюсь найти ответы на проблему осмысления, выявить и отрефлектировать "cодержание" спонтанных процессов. Объекты "Серебряный овал",  "Медный овал" были выполнены как предметы, участвующие в ритуальных акциях, жестах.

В ЭТИХ АКЦИЯХ была предпринята попытка работы с "коллективным бессознательным".

Это был опыт,  помогающий сформировать новые подходы. Попытки воздействия на "коллективное бессознательное" путем выявления скрытых символов отражены в работе с планом города, где методом графического анализа я обнаружил присутствие ряда символов - в частности "Трезубец".

 

Феникс и прах

В процессе работы с "мусором" возникает новый ряд работ, вызванный к жизни художником.

Мусор воспринимается под несколько иным углом, как прах. Смещается оптика восприятия; прах - новая жизнь.

Выбор образа мифической птицы Феникс, как символа,  вряд ли случаен. Этот образ незримо присутствует постоянно, проявляясь в драматические моменты жизни.

 

Мифы

Что касается мифологического аспекта, то он себя выявил в целой серии спонтанно выполненных холстов, в которых я затем более или менее успешно нашел следы мифов, легенд, библейских сказаний. "Сусанна и старцы", "Синий рыцарь", "Эдем"  -  не все работы успешно обзавелись названиями, некоторые еще требуют истолкования, их "содержание" пока для меня непроницаемо.  "Адам и Ева" - эта серия получила название. Но вот загадочная фигура и две головы - яйца в пространстве никак не поддаются определению. Пока эта работа имеет условное название типа "Ну кто там кому отрубил голову"

Тексты и процесс

Тексты, в частности, "В потоке- процессе"- это не литературные упражнения. Для меня это попытка подвести интуитивный опыт к каким-то более объективным "формулaм". Ухватить нечто ускользающее. Текст - инструмент, прибор, что-то вроде линейки с делениями или отвеса, вспомогательных линий сетки координат.

Уловить, рассчитать, тем самым способствовать практически осуществиться работе с "материалом" или элементами "внутреннего пространства", обустроить его. Реальное пространство подвала, спроецированное в этот "ландшафт", становится "подземельем". Это пространство, благодаря замкнутости,  дает возможность уплотнить, сгустить разрозненное, ускользающее "нечто". Уложить в пределы то, что никуда не укладывается.

Процессы работы, эксперименты с материалами, некоторые результаты бессознательно провоцируют более обширный план - "подземелье". Этот план почти неощутимо, но тем не мене реально, периодически возникает и присутствует. Я его обозначил как "улетное сознание".

Полет, в который входит и "улет-полет", имеет конкретную длительность: начало-кульминацию-конец; место-пространство; подвал-зазор-подземелье… Таким образом, какая-то часть таинственного хода работы проясняется, укладывается во временные рамки, имеет привязку к месту, обретает компактность-уплотнение, зазор - "улет". Получает те зацепки, которые позволяют отчасти ввести в спонтанный процесс элементы проективности, планирования.

Таким образом, есть в наличии реальный ряд: процесс-подвал, время. С другой стороны, проекция этого ряда в ментальный план, "внутреннее пространство". Появляется "подземелье" - сгусток, обладающий способностью к саморазвертыванию  - "улету".

"Сгусток" - уплотнение получает содержание. В частности,  туда входят "результаты". "Подземелье" обладает рядом признаков - "лохматые стены", "теплые трубы", "чайные кучи", обладает конкретным топосом.

Арт-продукт принадлежит,  с одной стороны, к реальному ряду, он имеет форму, плотность и т.д. Но более значительно, если это удалось, присутствие следов "улета", психического опыта.

 

Дзен - как чистый лист

Пустота - как одно из понятий дзен, привлекает возможностью чистого листа, как паузы, как иллюзии якобы любой потенции.

Можно нанести на лист одну единственную точку и, медитируя на ней, сконцентрировать свое внимание. Возможно, результаты будут потрясающими.

Во всяком случае, некоторые понятия изначальности пустого, отсутствия всего, позволяют ввести точку отсчета в градациях дальнейшего наполнения. В практическом смысле это некий предел, или критерий.

В искусстве многие это делали. Малевич, группа "Зеро", к примеру.

У меня чистый лист ранее вызывал какой-то страх, боязнь оказаться бессильным что-либо сделать, сейчас я тоже не могу спокойно относиться к чистому листу, холсту и т.п., но неприятие почему-то перекочевало в цвет. Белый цвет - он вызывает некомфортное ощущение. Возможно, это имеет какую-то почву, но проследить, откуда берется это ощущение, мне пока не удается.

Отвержение чего-либо - это жест, освобождающий пространство. Возникают пустоты - иллюзия новых возможностей. Если пустоту представить как метод, метод, помогающий самопроявлению, то страх затеряться среди переизбытка - может быть здесь проблема.

 

Разборки

Если подытожить:

 

1.Звездный шум

2. Бархат, младенец, золотая рыбка.

3.Подземелье

4. Прибрежный мусор.

5. Овал - след мирового яйца.

6. Феникс и прах.

7. Мифы.

8. Тексты в процессе.

9.Дзен - как чистый лист.

 

Попытаюсь произвести "разборки".

1. Как выяснилось, реального шума не существует, но есть метафора процесса, процесс - реален.

"Шум" перекочевал в ментальный план или "внутреннее пространство". Из этой метафоры мы извлекаем пустоту с одной стороны и градацию наполнения - "шум".

2. Бархат и т.п., как выяснилось, интересуют нас как элементы обустройства внутреннего пространства. Вовлеченные в процесс, они могут "издавать"звуки - шум.

3. Сюда же относим подземелье с его конкретным топосом. Кроме того, как выяснилось, этот интерьер обладает способностью уплотнять другие элементы – давать "сгусток". Обнаружена еще одна тенденция или свойство некоторых элементов "вытягивать" при столкновении с новыми реальными предметами, извлекать на "свет божий" или в сферу сознания свои половинки, ранеe скрытые. Вызывать резонанс.

4. "Прибрежный  мусор" оказался в особом положении. С одной стороны, это реальный хлам, причем никому не нужный, доставляющий одни неприятности.

В процессе работы он оказался необходим и, благодаря

“личностной окраске" занимает привилегированное положение, так сказать, любимчик. У него выявилось одно из свойств - намек на овал, след мифологического яйца. Таким образом, он "пролез " во "внутреннее пространство”.

Кроме того, он как элемент этого пространства "выудил" птицу Феникс, но для этого ему понадобилось оказаться в подземелье.

5. Намек на овал в фокусирующем поле "подземелья" в процессе-потоке работы превратился в целый ряд овально- яйцевидных форм и, впоследствии, стал доступен обнаружению в "артпродуктах" или побочных результатах процесса. Мифологический аспект, или след мирового яйца, стал прилипать к этим формам. Обнаружился эффект притягивания к себе "содержаний" из более скрытых областей души.

6. В "подземелье" "мусор" обрел мифологическое качество, или "содержание". Притянул к себе образ мифической птицы Феникс. Произошло отождествление мусор-прах. "Прах"обретает бессмертие в образе птицы.

7. Набирается ряд мифологических содержаний: мусор-прах, бессмертие - Феникс, яйцо - прообраз мирозданья.

8. Работа с текстом позволила обнаружить одно из его свойств как "инструмента". Благодаря тексту, был обнаружен ряд содержаний и элементов. "Улет-полет", "процесс- поток", "мусор", "фанты", "фильтр-облако".

9. Пустота, благодаря метафоре, переводится в "душевный план"- внутреннее пространство. В этой пустоте - паузе элементы "внутреннего пространства", сгустки, мифологические содержания, и т.п. имеют возможность "пошуметь". Кроме того, у пустоты появилось особое свойство - в нее можно поместить точку отсчета.

И, начиная от точки, набить ее до отказа в некоторых областях, скажем, -  в подземелье. Кроме того, благодаря одному из ее свойств – беспределу, ее можно использовать как свалку "отходов" и прочего, что мешает. Поместив точку в пустоте, очень удобно медитировать.

 

В "Разборках" я предпринял очередную попытку разобраться, "разложить по полочкам". Таким  образом, внеся некоторую ясность, легче путешествовать во "внутреннем пространстве", появляется искушение даже забрести еще дальше.

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com