Седьмой день пути выдался пасмурным и мрачным. С утра небо хмурилось, и в воздухе стояла какая-то влажная и душная морось. Настроение у всех было подавленным. Принцесса сидела в карете и, зарывшись в подушки, молча смотрела на портрет Бергара. Лиза сидела напротив и молчала, сплетая и расплетая пальцы и страшно скучая, заняться ей было совершенно нечем. Вдруг раздался какой-то богатырский посвист и на кортеж наскочила очередная орава разбойников, глумливо ухмыляясь предстоящей сладкой поживе. Слуги разбежались, а рыцари сражались за двоих и даже троих, отражая натиск превосходившего их численностью противника. Вот на одного рыцаря наскочило сразу трое разбойников и ему приходилось отбиваться сразу ото всех. Хорошо еще, что в руках у него было сразу два меча, которые мелькали перед разбойничьими физиономиями сплошным стальным веером, не давая приблизиться и прорвать защиту. Удар, еще удар, один из разбойников отскочил, уронив меч. Рука его была практически отрублена мастерским ударом и держалась на нескольких лохмотьях окровавленной кожи. Взвыв, бережно придерживая руку и чертыхаясь, тот побежал к лесу. Зато другому удалось слегка ранить отважного рыцаря, лоб которого теперь пересекала кровавая полоса, заливая глаза каплями струящейся крови. Разбойники потихоньку теснили рыцарей и уже радовались предстоящей победе, которая казалась такой очевидной и простой. Защитники принцессы долго бы не продержались – враг был слишком умён и хорошо натренирован жизнью в постоянных разбоях, к тому же их количество было таким, что умения рыцарей могли только отсрочить неизбежное. Но тут какой-то рыжий тайфун разметал всю массу разбойников, расшвыривая их как котят в разные стороны и рубя тяжелейшим мечом тела направо и налево. Вот двое из них покатились по земле, разрубленные почти пополам одним взмахом меча, а подкравшийся сзади хитрец  так и не успел понять, что с ним случилось – не поворачиваясь, просунув меч подмышку, кольнула его рыжая смерть, и, удивленный, он упал, корчась, ей под ноги, чтобы больше не подняться никогда. Так и не успев понять, что это было, разбойники разбежались. Когда поле боя опустело, принцесса с удивлением увидела, что рыжий тайфун – это девица, причем весьма мощного телосложения с огромной гривой оранжево-красных волос, всклокоченных после сумасшедшей схватки. На ней был надет дорожный костюм мужского покроя из плотной темно-зелёной ткани и чёрные высокие сапоги для верховой езды. Берет во время схватки слетел с головы, и теперь, пыльный и вдавленный копытами в землю, сиротливо валялся поодаль. Огромный совершенно не женский меч был уже упрятан в ножны. На другом боку был прикреплен не менее массивный и грозный кинжал. Конь был подстать своему седоку – такой же рыжей масти и с насмешливой хитринкой в глазах.

От удивления принцесса вылезла из кареты и подошла к девушке:

- Кто вы? – спросила она. – Мы очень вам благодарны за своевременную помощь. Как мы можем вас отблагодарить?

- Всегда рада помочь. – Отвечала девица. – Меня зовут Пипин, и я ни в чем не нуждаюсь. А вы меня уже отблагодарили – словами.

В это время Шут дернул Ихмара за рукав и неслышно прошептал:

- Вот она, Леди-Воин, предсказанная вами! Это она?

- Судя по всему, да. – Невозмутимо отвечал Ихмар.

- Тогда нам надо уговорить её идти с нами!

- Уговорите, - отвечал Ихмар, - думаю, что у вас это получится.

- Ладно, - почесал в затылке Шут. – Я попробую.

Он подошел к девице и представился:

- Я Шут его величества короля Лималота XIII и его прекрасной дочери принцессы Грёзы. А вы леди Пипин?

- Просто Пипин, - ответила та, - без леди.

- Почему? – спросил Шут.

- А вы когда нибудь видели такую леди? – резонно вопросила Пипин.

- Нет. – признался Шут.

- Ну вот, именно поэтому.

- И все же, позвольте мне называть вас Леди Пипин, - сказал Шут.

- Да, хоть горшком назови, - пробурчала та, - да только в печь не ставь.

- Могу я полюбопытствовать, куда вы держите путь? – поинтересовался Шут, игнорируя грубый тон Пипин, что, в общем, было ему несвойственно.

- Поинтересоваться-то ты можешь, но вот отвечу ли я тебе, это ещё не факт. Понял, малыш? А тебе собственно зачем?

- Понимаете, леди Пипин, в дороге у нас было много неприятных встреч и больше половины рыцарей мы уже потеряли. Если бы вы взяли на себя охрану нашего кортежа, думаю, что и мы, и волшебник Бергар, будущий муж принцессы Грёзы, по достоинству вознаградили бы вас за труды, - произнес речь Шут.

- Денежки мне не помешают, - ответила Пипин. – ну, я не против. Честно говоря, в ближайшие несколько недель я абсолютно свободна, и если вы нуждаетесь в моей компании, то я вам её составлю.

- Спасибо, Леди Пипин, - сказал Шут. – Вы чрезвычайно нас обяжете.

- А как же, - ответила та. – Обяжу. Мои услуги недёшевы. – Она тряхнула своей огненной гривой и присоединилась к кортежу.

Поделиться

© Copyright 2017, Litsvet Inc.  |  Журнал "Новый Свет".  |  info@litsvet.com